Понедельник 24 Февраль 2020, 21:37
Местами затруднения
Главная страница > Гость портала > Ответы Бабинцева Владимира Алексеевича на вопросы посетителей портала

Ответы Бабинцева Владимира Алексеевича на вопросы посетителей портала

Александр: Зачем попы хотят восстановить церковь на Плотинке? Вы поддерживаете эту идею: испортить площадь Труда?

Бабинцев В.А.: Мы с Вами против строительства храма на площади Труда и, заметьте, действующее законодательство на нашей стороне: 1) сквер с фонтаном «Каменный цветок» и часовней св. Екатерины входят в охраняемую государством территорию, прилегающую к памятникам истории и культуры; 2) эта территория относится к категории земель общего пользования, приватизацию которых закон не допускает. Сохранение сложившегося открытого и озелененного пространства на площади - наш долг перед будущими обитателями каменных джунглей современного мегаполиса.

S()nn{: Вы будете выводить людей на демонстрации?

Бабинцев В.А.: Пока дискуссия развивается в рамках демократических процедур, нет необходимости в уличных демонстрациях сторонников или противников той или иной идеи.

Федор Анатольевич: Владимир Алексеевич, скажите, пожалуйста, известна ли Вам история развития и становления ледовых городков на площади 1905 года? С чего все начиналось?

Бабинцев В.А.: Ваш вопрос навевает ностальгические воспоминания. Сколько я помню, на главной площади города всегда было что-то новогоднее для детей и их родителей... В советское время поскромнее. Ледовым городкам в нынешней стилистике не более четверти века. Надо бы кому-нибудь из студентов предложить тему курсовой работы: «Ледовые городки в социальной жизни Свердловска-Екатеринбурга». Спасибо за идею.

Ольга Ивановна: Уважаемый Владимир Алексеевич! Каково Ваше отношение к происходящей ныне борьбе между горожанами и церковью? Я имею в виду строительство храма на площади Труда. Скажите, куда мы катимся? Зачем нам столько церквей и храмов? Во времена, например, Петра I, так же было? Неужели весь город был усеян церквями и храмами? Заранее благодарю за ответ!

Бабинцев В.А.: Разделяю пафос вашего крика души, но акценты расставил бы по-другому. Во-первых, не следует спешить с выводом о том, что налицо ситуация «борьбы между горожанами и церковью». Своеобразие текущего момента сводится к следующему: а) церковь, как неотъемлемый элемент формирующегося гражданского общества (т.е. независимый от государства социальный институт) выступила - и имеет право - с определенной инициативой; б) администрация, как независимая от церкви властная структура, апеллирует к обществу в целом, ибо речь идет о «землях общего пользования»; в) такую позицию администрации следует приветствовать как весьма разумную и прагматичную реакцию на результаты выборов 14 марта с.г. Вывод: Гражданское общество Екатеринбурга имеет шанс проверить себя в рамках демократических процедур. Без пыли и пены. И пусть наш спокойный уверенный тон резко контрастирует с безответственными выкликами некоторых «радетелей истории».

Во-вторых, мы не можем ориентироваться на нормы времен Петра I. Данными современных независимых социологических исследований относительно количества верующих, прихожан, их потребностей в приходских и соборных храмах мы не располагаем, да и не наше это дело. Как говаривали предки: «Каков приход, таков и расход». Нужна прихожанам церковь - собирайте деньги, осуществляйте землеотвод в рамках действующего законодательства и стройте...

Павел: Считаете ли Вы уместным восстанавливать за деньги налогоплательщиков храмы в кризисное время, когда идут повальные сокращения, безработица достигает немыслимых высот, рабочим не выплачивают заработную плату, дети голодают, тарифы на ЖКХ повышаются, а население некоторых городов находится в нищенском положении?

Гайдунов Валерий Петрович: За чей счет планируется строительство?

Владимир: Интересно, а что, в Екатеринбурге все вопросы с больницами, школами, детскими садами, приютами для престарелых, хосписами и прочим - что, уже решены? И что, в екатеринбургские храмы РПЦ прихожане уже не вмещаются, как в общественный транспорт, например? Как в Екатеринбурге соотношение вот этих двух аспектов?

Бабинцев В.А.: (ответ Павлу, В.П. Гайдунову и Владимиру) Если церковь находит спонсоров для своих проектов, то бесполезно читать этим спонсорам мораль о том, куда бы правильнее употребить излишки прибыли. Целесообразно задуматься о том, в какие масштабы выльются неизбежные непрямые бюджетные расходы.

Марчукайтес Виктор Викторович: Уважаемые гости! На портале не опубликовано Ваше мнение: кто из Вас «за», кто - «против»? Лично я против постройки храма именно в этом месте города, т.к. это место в памяти многих поколений горожан было, есть и будет таким какое оно сейчас. Можно найти любое другое место, например, в одном из дендропарков города: в районе цирка или ул. Первомайской, но никак не в этом месте. В конце концов, в п.1 ст.14 Конституции РФ написано: «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Но ведь если встать в центре города, между колледжем Ползунова и гимназией №9, и посмотреть в разные стороны, то можно увидеть, как минимум три православных храма + церковь на пресловутой площади Труда, но нигде невозможно увидеть хотя бы одну мечеть или буддистскую пагоду. Нельзя превращать город в один большой монастырь. Я не против храма вообще, я против храма в этом месте. Каково Ваше мнение?

Бабинцев В.А.: Вашу точку зрения полностью разделяю. Лирический герой Маяковского в свое время мечтал: «Здесь будет город-сад...». О чем мечтать сегодня?

прст: а почему не пригласили специалиста в области культуры и искусства? Может, идея восстановления храма не так плоха, зачем же суживать поле дискурса?

Бабинцев В.А.: Вы не первый, кто выражает справедливое сомнение: может идея восстановления храма не так плоха? Однако полагаю, Вы встречались с ситуациями, когда разрушение объекта достигает такой степени, что остается констатировать: «Восстановлению не подлежит». Тут требуется не восстановление, а строительство заново. Новодел уже не будет памятником истории и культуры. Не воспроизвести замес раствора на яйцах и клюкве. Не будет той энергетики в кладке... Ничего не будет, кроме памятника гордыне сегодняшней.

МК: Может лучше в другом месте? Например, на Челюскинцев, возле моста или углу с Папанина, с треугольным парком. На углу смотрелось бы не плохо (там все равно строения ветхие есть и заброшенные). А на площади Труда тесновато станет.

Бабинцев В.А.: Разделяю Ваше мнение о том, что вместо площади Труда для нового храма нетрудно подобрать немало достойных мест. Только у нас с Вами не просят совета на сей счет. Остается сказать: «Ищите и обрящете»...

Сергей: Сколько недостроенных храмов в Екатеринбурге? Свердловской области? Сколько всего храмов предполагается заложить в Екатеринбурге в дни пребывания патриарха? Далеко ли они расположены от площади Труда? На балансе какой организации стоит храм на месте расстрела царской семьи? Кто оплачивает коммунальные и иные текущие расходы?

Бабинцев В.А.: Правильная постановка вопросов. Предлагаю считать их риторическими, т.е. не требующими ответов от нас грешных.

$torm: Думаю, что многие согласны, что храм не нужен, их и так в центре множество или просто хотят деньги отмыть? Лучше бы дороги строили!

Бабинцев В.А.: Это Вы хорошо ввернули насчет дорог. Однако этого мало. Как известно, у России издавна не одна, а две напасти: дороги и дураки...

Евгений Быков: Как Вы считаете, необходимо ли сносить фонтан и парк на площади Труда, чтобы поставить здание церкви? Как отвечать на столь каверзно сформулированный вопрос, если ты против строительства храма?

Бабинцев В.А.: Всякая историческая эпоха оставляет потомкам не одни только шедевры, но и вполне ординарные, незатейливые артефакты. Их достоинство в том, что они авторитетом подлинника передают нам дух, вкус и технологическую культуру своего времени. Фонтан «Каменный цветок» из разряда наследия именно такого рода. Не шедевр, зато подлинник... Паровоз у ДК железнодорожников нельзя отправлять на переплавку по той же причине. А каверзных вопросов не бойтесь. Грамотный человек обязан правильно поставить запятую в общеизвестном «Казнить нельзя помиловать». Тем более, когда речь идет о прекрасном сквере на площади Труда.

Тимкин Василий Сергеевич: Добрый день! Я считаю, храм очередной нам не нужен. Необходимо то доделать, что начато. На Химмаше не могут построить уже несколько лет и в других городах и селах Свердловской области стоят на реконструкции уже десяток лет. Веру в государство через храмы и церкви не навяжешь. Я не отрицаю данную веру, но и не верю в нее, много других ценностей в нашем мире.

Бабинцев В.А.: Эх! Василий Сергеевич, Ваши бы слова, да Богу в уши... Сколько великих цивилизаций в мировой истории пало, сгинуло, истощив себя на храмовое строительство: Древний Египет, империи инков, ацтеков, майя...

Михаил: Уважаемые эксперты! 1) У меня очевидный и простой вопрос: зачем строить очередной храм в центре города, когда мы имеем долгострои в Екатеринбурге? Когда, проехав по области, становится стыдно, что не можем восстановить те церкви, которые разрушили. А именно там они ой как нужны. Разве в Екатеринбурге недостаток храмов? 2) Кто будет содержать храм? Опять за счет бюджета Свердловской области, как храм-на-крови? 3) Про восстановление исторической справедливости говорить не верно. Облик этого места настолько изменился, что для того, чтобы восстановить его, надо снести все окружающие постройки. Неужели у нас мало мест, где можно построить храм?

Ирина Алексеевна: Вопросов несколько, и ко всем участникам: Во-первых, нахрена (извините, но другого слова не находится, ибо обычное «зачем» не передает должной эмоциональной окраски) в центре города четвертый храм, это с учетом того, что есть Вознесенка (в ужаснейшем состоянии, а провести там капремонт почему-то средств у РПЦ нет), есть храм на крови (в котором людей, кроме продавцов сувениров/иконок/свечеи и подобных «добровольно пожертвованных платных услуг» нет, я там бываю достаточно часто, ну нет там людей, даже в праздники) и строительства нового храма-над-метро (кстати а не боитесь, что рухнет под землю??) К тому же православие не является исторически сложившейся религией на Урале, они захватчики. И отсюда вытекает второй вопрос: а давайте восстановим историческую справедливость и снесем город, до 1723 года здесь его не было?

Алексей: В центре Екатеринбурга и так немало православных храмов: храм-на-крови, Вознесенская церковь, церковь на перекрестке Куйбышева-Р.Люксембург. Строится Большой Златоуст. Зачем еще один храм там, где и их и так хватает? К тому же «Каменный цветок» давно уже стал одной из известных достопримечательностей Екатеринбурга. У фонтана собираются не только подростки с пивом (да и то, в последнее время их там все меньше), но и влюбленные пары, молодые матери с детьми. Ради храма будет уничтожен один из немногих зеленых уголков в центре Екатеринбурга. Историческая справедливость - это красивые слова. Но жизнь идет. Сейчас ситуация совсем другая, чем была до революции. И восстанавливая снесенные храмы, надо задуматься, где именно их восстанавливать, где именно верующим не хватает места для молитвы.

Елена: Интересует сама цель восстановления Екатерининского собора на старом месте? Если цель «освоить ненужные бюджетные деньги», то не лучше ли их направить на реконструкцию существующих разваливающихся церквей города (они есть и их много)? Если цель «церковь ближе к людям», то не лучше ли строить часовни, храмы и соборы в спальных районах, в парковых зонах, где душевный покой будет более реальным? Эта часть города является самой «гуляющей» (официальные праздники, последние звонки, ну и не стоит забывать о дне ВДВ), что происходит в эти дни можно, наверное, не упоминать. И еще вопрос в продолжение темы: есть ли в планах возведение Богоявленского собора на площади 1905 года?

Трифонова Людмила Борисовна: А что у нас в Екатеринбурге Конституция РФ не действует? Почему право свободы вероисповедания не соблюдается? В городе засилье православных храмов. Все они на лучших местах. Но наш город находится на границе Европы и Азии и в нем сосредоточено множество культур. И все они имеют право на свои убеждения. Почему строительство православных храмов должно мешать работе инфраструктуры города? Итак в будущем предстоит расхлебывать заторы на углу Малышева-8 Марта. Так еще надо пр.Ленина перегородить. За все это платит город. Пусть лучше город строит больше детских садиков и спортивных площадок. Посмотрите сколько зданий бывших церквей отдали епархии, но большинство из них стоят в руинах и не восстанавливаются (например, на кольце ВИЗа бывший хлебозавод). Значит епархия не может восстановить старые здания, а новое строительство может затеять? Откуда деньги возьмут? Из городской казны?

Бабинцев В.А.: (ответы Михаилу, Ирине Алексеевне, Алексею, Елене, Л.Б. Трифоновой) Общие моменты ваших вопросов подталкивают меня к рассуждению в двух направлениях. Первое - бесполезное, ибо наше мнение вряд ли будет интересно тем, от кого это зависит. Действительно, церковь нуждается в умножении паствы. Самый прямой путь - «в народ», на окраины, в спальные районы, в приходы, на производство... В 1943 году, решая аналогичную задачу, французское духовенство развернуло движение священников-рабочих на производстве. Они встали к станкам и конвейерам на заводах... Впрочем, это другая история. Второе - необходимое, ибо понятием «историческая справедливость» оперируют чаще всего от скудости иных аргументов. В 1919 году во время гражданской войны Л. Троцкий от имени большевистского правительства издал декрет о заложниках, позволявший расстреливать целые семьи противников революционной власти. Позднее, уже изгнанный из СССР, отвечая на обвинения в терроре со стороны западных левых, он сочинил памфлет «Их мораль и наша» (1938), в котором морально оправдывал революционный террор соображениями «исторической справедливости». История не прощает, когда человек или даже целое государство берет на себя воплощение «исторической справедливости». Это не просто человеческое заблуждение, это фатальная самонадеянность, продиктованная гордыней. Христианство не зря осуждает гордыню как смертный грех.

Журавлев Э.В.: Не является ли готовность обсуждать губернатором Мишариным вопросов, выходящих за его компетенцию, а именно относящихся к местному самоуправлению, проявлением непрофессиональности и отсутствием понимания проблем Свердловской области?

Виктор Александрович: Скажите честно, для чего это делается - навязывается церковь? Мое мнение: не знает власть, как управлять народом, попробуйте опровергнуть... Вот бы губернатор сам доказывал целесообразность строительства храма, а не заставлял это делать своих помощников, отрабатывающих свою зарплату.

Бабинцев В.А.: (ответы Журавлеву Э.В. и Виктору Александровичу) Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Что важнее, постоянное стремление к истине или упорство в сегодняшней истине, которая может оказаться завтрашним заблуждением? Каждый выбирает по себе...

Шагадатов Дмитрий Евгеньевич: Уважаемый Владимир Алексеевич! Как Вы считаете, не лучше ли РПЦ сконцентрироваться на качественном (расширение миссионерской, пропагандистской деятельности, поддержка знаковых мероприятий и т.д.) улучшении работы с паствой, нежели выбивать средства у спонсоров и государства на экстенсивное развитие? И на каком основании государство (в т.ч. муниципальные власти) идут на поводу наших клириков, ведь церковь отделена от государства?! Дмитрий, выпускник истфака УрГУ-2003

Бабинцев В.А.: В этой разноголосице приятно уловить родной голос, да еще незабываемого выпуска 2003 г. До сих пор начинаю день со снабженным трогательной надписью подарком от вашего курса в руке. Пользуясь случаем, сообщаю, что «День историка» нынче мы справляем 9 апреля в Доме офицеров. До встречи!

Максимова И.В.: Вопрос всем. Как отнесутся инициаторы проекта строительства церкви на пл. Труда к предложению заменить его постройкой нескольких приютов для бездомных и сирот (если финансирование осуществляет православная церковь), или очередной станцией метро (если финансирование осуществляется из госисточников)? Что за нужда раздолбать приличный сквер и заменить его культовым сооружением? Уж мамаши с детьми там точно гулять не будут.

Бабинцев В.А.: Как и вы считаю необходимым сохранить сквер на площади Труда, тем более, что закон на нашей стороне. Город отдал достойную дань уважения памяти предков возведением на народные пожертвования впечатляющей без лишней помпезности часовни св. Екатерины, которая вполне может стать историческим памятником нашему непростому времени. Это сооружение сняло важнейшее требование церковного канона: в случае упразднения или сноса единожды освященной церкви, ее престол не может быть уничтожен, он должен быть замещен часовней. Далеко не повсеместно, но здесь, в историческом центре Екатеринбурга, прошло время и собирать, и разбрасывать камни. Дайте людям просто пожить. Просто пожить в родном городе.

Локтин А.В.: Почему обязательно поощрять мракобесие? Почему церковь освобождена от налогов? Это же торговая фирма! Пусть товар специфический - «таинства божии», но все равно товар! Почему город должен тратить деньги налогоплательщиков на нашу безнравственную РПЦ? Пусть город строит музеи и детские сады, а не рассадники мракобесия!

Попова: Когда у нас в Екатеринбурге будут строить не дикое количество церквей, а детские садики и парки с фонтанами в достаточном количестве?

Бабинцев В.А.: (ответы А.В. Локтину, Поповой) У меня нет ответа на Ваши вопросы. Может быть потому, что мы с вами не «сильные мира сего», скорее, «стойкие мира сего».

Санок Сергей Иосифович: Владимир Алексеевич, не кажется ли Вам, что «агрессивные» действия епархии по застройке последних оставшихся открытых городских пространств, «восстановлению» (хотя ни о каком исторически достоверном восстановлении утраченных храмовых зданий речь пока не идет) или строительстве храмов без приходов в центре Екатеринбурга есть свидетельство утраты в последнее время привлекательности православной церкви для «еще не обращенного» населения и желания ее обязательно «пропиариться»? Так как почему-то епархия не спешит, например, восстановить очень красивые, но полуразрушенные храмы в Махневском муниципальном образовании нашей области, где часть населения спивается, а более социально активная - уезжает.

Бабинцев В.А.: Вы, Сергей Иосифович, спрашиваете, «не кажется ли?». Нет, не кажется, а так оно и есть. Как оптимист скажу Вам, что это не самое страшное. Бывает и хуже: клерикальное или теократическое государство.

Любовь: Издавна храмы строились на деньги - пожертвования прихожан. Из какого кармана будет финансироваться данный проект?

Бабинцев В.А.: Главное состоит не в том, из какого кармана будет финансироваться данный проект. Общество, если оно доросло до статуса гражданского, способно остановить антиобщественный проект. И тогда - держи карман шире!

Ирина Алексеевна: А вы в курсе, что представительство православной церкви Екатеринбурга, в частности, храм-на-крови, проводит сбор подписей в поддержку строительства данного сооружения? Почему бы общественной палате, выступающей против, не пойти подобным же методом и принять превентивные меры - организовать подобный сбор, в выходные или в конце рабдня в том же центре, открыто объявить об этой акции?

Бабинцев В.А.: Общественная палата обязательно услышит Ваш вопрос и Ваше предложение. Потому что там достойные люди. Единственно, у них нет избирателей, есть подбиратели. Если подобрались совестливые, значит, нам повезло.

Иванова: В последнее время мы видим активную деятельность церкви проникнуть во все общественные структуры государства: армию, школу, институт, власть. Как вы оцениваете факт введения в школьную программу курса православия (другие религии, я считаю, просто призваны завуалировать факт экспансии)? Не нарушаются ли права граждан, которые вольны выбирать вероисповедание или не верить вовсе? Существует достаточно православных школ, куда верующие родители могут отдать своего ребенка. Почему президент, который является гарантом прав граждан государства, их нарушает? Сначала речь шла о факультативе. Имеет ли право родитель, который не хочет, чтобы его ребенок изучал предмет, отказаться? Только не надо уверять, что светская этика - это предмет, который так необходим детям. В 4 классе был предмет «Урал. Истоки», в котором изучалась история края, религия, мораль, закладывались нравственные ценности.

Бабинцев В.А.: Замечательный русский историк В.О.Ключевский был прав: «История никого ничему не учит, а только спрашивает за незнание уроков». Презрев уроки мировой истории, власть делает очевидные телодвижения в направлении клерикального государства. Безвозмездно, т.е. даром, это никогда не проходит. Антиклерикализма не бывает без клерикализма. Страна получит коллизию: клерикалы - антиклерикалы, и тогда прощай веротерпимость, толерантность. А нам это надо?

Михаил: Мне 25 лет, живу и работаю в Екатеринбурге. Очень люблю свой город и считаю, что Екатерининский собор нужно восстановить. Это символ Екатеринбурга, его сердце, хранитель православной веры и уникальное архитектурное здание (подобно Храму Василия Блаженного в Москве). Первый вопрос, который у меня возник после появления предложения по восстановлению храма в новостях: почему в этом должны принимать участие жители города? С каких пор власть стала спрашивать у жителей: строить или не строить? Может у жителей спросили про строительство в центре города небоскреба высотой 150 метров или спросили про переименование улицы 9 января в улицу Ельцина? В этом вся проблема. Администрация города Екатеринбурга повернула все в свою сторону, так как ей нужно. Шаткий стул главы администрации на время замер и не колышется. Но на долго ли это? А с общественным мнением все ясно, и не стоит им манипулировать, это дело неблагодарное. Толпа безумна, как ей преподнести, как ее повернуть, так и будет. Поверьте мне, храм будет восстановлен, и не важно когда. Но история запечатлит каждого из нас, и каждый из нас найдет в ней свое место. Главное, чтобы перед потомками стыдно не было.

Бабинцев В.А.: Вы очень четко заостряете проблему: почему в решении вопроса о застройке площади Труда должны принимать участие жители города? Потому что это их город и принадлежащая им на площади Труда охраняемая законом «территория общего пользования». «Толпе безумна», утверждаете Вы, но это относится далеко не ко всем гражданам Екатеринбурга, города мастеров, ученых и интеллигентных рабочих. Не торопитесь называть их «безумной толпой», это непристойно.

Мария Иванова: Вопрос политологу. Согласны ли Вы с тем, что сейчас на общественность оказывается воздействие с тем, чтобы люди высказывались против строительства храма? Например, обратите внимание, как сформулирован вопрос на голосование на этом сайте. Не перенести фонтан, а «снести», не восстановить исторически самый значимый православный храм Екатеринбурга, а «построить здание церкви». Конечно, большинство при такой постановке вопроса выскажется против. Я лично ни в одном СМИ не слышала положительной оценки этого события, хотя знаю, что многие люди хотели бы видеть этот храм восстановленным.

Бабинцев В.А.: Вопрос не ко мне, но позвольте два замечания: а) Вы хотите, чтобы мы говорили о «переносе фонтана». Но ведь нет никаких канонов, законов и т.д., которые требовали бы «переноса фонтана». Не нужен, давайте прикончим его и все дела. Хватит, натерпелись! б) Другое дело храм. Христианская традиция допускает возведение храма на новом месте при сохранении имени. Если есть деньги на его возведение и содержание. Не место красит храм, а храм место.

Рукавишникова Эльвира Сергеевна: Почему Вы вопрос о восстановлении Храма Святой Великомученицы Екатерины покровительницы города решаете через электронное голосование? С одной стороны, слабая информированность общества о том, что мы должны принять историческое решение через электронное голосование, ведь очень много людей о нем и не знают, у некоторых нет и возможности проголосовать таким образом. С другой стороны, это все похоже на лоббирование интересов чиновников и молодых людей с ценностями «во всем должна быть выгода» и напоминает о том, что наше общество не интересует все исторические ценности нашего города, которые складывались веками, достаточно памятника основателям, они пытаются зацепиться за фонтан, который зимой совсем не работает, да и летом тоже не всегда. Создание новой истории (мы новый мир построим) без учета того, что этот храм тут существовал не один век. Результаты этого мы русские уже имеем, разрушая свои исторические ценности уже целей век, мы сами их утратили, так и воспитываем своих детей, только думая о благополучие сегодняшнего дня, поэтому большинство молодежи интересуют только деньги и удовольствия, а с этим многие другие последствия, думаю не стоит их описывать. Поэтому в результате получиться, что «за» проголосуют небольшое количество людей, осознающих все это. Очень жаль, наше общество совсем не готово принять правильные решения, пока его «не поставят на колени», т.е. пока не наступит момент задуматься, что мы делаем не так. А место для фонтанов можно найти уйму, все равно там в большей степени собираются молодежь со скейтами. Считаю, что необходимо сначала рассказать всем зачем нужно восстановить Храм, чтобы люди имели информацию и у них сложилось понимание о той ответственности перед потомками, которую они выражают в своем простом электронном голосовании. Нельзя так закончить с этим вопросом, так не должно приниматься историческое решение, нужно что-то менять в порядке принятия решения гражданами.

Бабинцев В.А.: Уважаемая Эльвира Сергеевна, полностью согласен с Вами относительно важности сохранения «исторических ценностей нашего города». Для начала давайте обеспечим сохранение подлинников, которые разрушаются и вот-вот сгинут. Муляжи, имитация, макеты и тому подобный новодел тоже не исключаются, но это, как говорится, «на верхосытку», для туристов и малокомпетентных. В истории не бывает билетиков на второй сеанс. Нам надо твердо решить: мы хотим жить в городе-музее или просто хотим жить.

Растрыгина Ольга Николаевна: Неужели у нас в городе много фонтанов для жителей и детей города? 53 метра высоты и 53 длины не закроет ли памятник архитектуры конструктивизма 30-х годов, бывший обком партии, обком комсомола? Куда деться молодежи, которые катаются на бордах около памятника? Зачем уничтожать великолепный сквер с сиренью и цветами для города Екатеринбурга? Перед каждым храмом появляются нищие, бомжи, просящие милостыню в центре города, будет ли являться ЭТО украшением города?

Юрий Васильевич: Александр Александрович, как насчет храма в масштабе 1:100? Я этим профессионально занимаюсь. Могу изготовить. Разместите на площади под антивандальным куполом и все останутся довольны.

Смирнов Максим: Александр Александрович, Вы, как я понял, за восстановление прежнего облика города. Почему бы для начала, вместо храма, не восстановить дом горного землемера Ярутина, который был снесен неизвестными летом прошлого года? Или, например, восстановить дом инженера Ипатьева и усадьбу инженера Фальковского? Как видите, много чего есть восстанавливать. Может стоить восстановить сначала то, что мы сами не уберегли, а уж потом браться за предков?

Гринева Марина Анатольевна: А можно ли где-то проголосовать против строительства этого храма на площади труда? Я против. Горожане любят это милое местечко в качестве приличного места для посиделок и прогулок, в том числе и с детьми. Лично мной этот фонтанчик на площади обожаем с детства. Я уверена, что для храма можно найти более подходящее место. Я считаю, что восстанавливать храм именно там, где он находился ранее,- просто глупо, нельзя не учитывать, что данное место уже «обросло» новой историей, причем историей неплохой, «социально-культурной» так сказать. На площади ведь уже есть часовенка, мне думается, что ее вполне достаточно. А в центре проходят массовые гуляния, современная (праздная, деловая) жизнь «протекает» на этой площади! Храму здесь совсем не место.

Бабинцев В.А.: (ответ О.Н. Растарыгиной, Юрию Васильевичу, М.А. Гриневой, М. Смирнову) Я горжусь, что я ваш современник! Может нам и верно в хорошую погоду и не в ущерб уличному движению устроить символический акт: встать, сомкнув руки кольцом вокруг сквера на площади Труда, предварительно оформив сие заявкой в соответствии с законом?

Козырев Ильдар: Какой % жителей города посещает храмы? Какой % православных посещает храмы? Сколько раз в год люди верующие посещают храмы? Какое количество туристов посещает город в течение года и что им интересно посетить в городе? Может провести референдум среди жителей города о строительстве с предварительной дискуссией в прямом эфире разных сторон на местном телеканале? (с запуском голосования, а то одно письмо бабушки не показатель) На какие деньги будет строиться храм? Если пожертвования, то пускай с начало соберут определенный фонд и покажут сумму, что она есть, чтобы не было долгостроя.

Бабинцев В.А.: На Ваши вопросы невозможно ответить без научных социологических исследований, которые у нас не проводились. Социологи УрГУ способны провести такую работу. Только опять же все упирается в проблему финансирования. Западные исследования подобного рода раскрывают неуклонное - даже в условиях современного прилива религиозности - сокращение частоты посещений церкви и членства в церковной общине в строго социологическом смысле. Кажущийся парадокс объясняется тем, что соотношение количества верующих, придерживающихся представления о боге как строгом судье, определяющем меру ответственности каждого, и тех, кто представляет себе бога как архитектора мира, держащего мировые процессы в своих руках, меняется в пользу последних, т.е. в пользу т.н. философской веры. И то, и другое религиозно, но прирост второго сокращает количество практикующих прихожан и уменьшает потребность в культовых сооружениях. Но это у них, на Западе, причем безотносительно ситуации в европейском исламе. Мы же, как всегда, хотим идти другим путем и под прикрытием заклинаний о необходимости бережного отношения к истории совершить ее фальсификацию, т.е. подмену подлинника имитацией.

Георгий: Владимир Александрович, прочитал ваше мнение в «Нашей газете» и хотелось бы получить некоторые пояснения: 1. С точки зрения историка «снос» и «перенос» фонтана это одно и то же? 2. А какой должен быть храм, если не деревянный в месте, где и города то нет (завод и несколько домов, если утрировать)? 3. Церковь действительно просто снесли, а не «перестраивали» в соответствии с потребностями, как это обычно делалось на территории России? 4. Это большинство интеллигенции нашего города считает, что это нагромождение конструкций из стекла и бетона с примитивными архитектурными и художественными решениями и есть «современная архитектура», украшающая лицо города, имеющего почти 300-летнюю историю? 5. Строительство этого безумного количества ТРЦ не усугубляет транспортную проблему города и не лишает его «зеленых уголков»? 6. А когда будет своевременно строительство храма? Когда мы выйдем на третье место в мире, а не в России по СПИДу (по алкоголикам, куреву, абортам мы уже давно впереди планеты всей)?

Бабинцев В.А.: О том, что какое-то мое мнение опубликовано в «Нашей газете» слышу впервые, а по сему отвечаю на Ваши вопросы как таковые вне связи с неизвестными мне текстами: 1) С точки зрения историка принципиальной разницы между понятиями «снос» и «перенос» применительно к фонтану нет: все едино - «ликвидация». С точки зрения современника я против ликвидации комплекса «сквер-фонтан-часовня» как места встречи исторической памяти и живой повседневной радости нынешних горожан. 2) Вы правы, первый храм св. Екатерины мог быть только деревянным. И построен он был на месте, где и города-то не было (завод и несколько домов), заметьте, не я это сказал. Но теперь, близ, этого места нет завода, а жителям окрестных домов вполне хватает культовых сооружений. Церковные каноны допускают перемещение именного храма «в соответствии с потребностями» (Ваши слова). 3) В 1930 г. церковь «не просто снесли», как Вы пишите, а варварски взорвали. Но это не повод для применения принципа «око за око», осужденного Христом в Нагорной проповеди (Мф 5, 38). 4) Сомнительные достоинства «примитивных конструкций из стекла и бетона», возведенных не нами, не на наши деньги, не на нашей земле и, к тому же, не назначенных под снос, можно на досуге пообсуждать, сидя на скамейке в сквере на площади Труда. Если, конечно, вместо сквера не восстанет из праха ординарное создание провинциального эклектизма, каковым было в свое время творение Миллера. 5) Вы совершенно правы, задаваясь вопросом, не усугубляет ли проблемы города строительство «безумного количества ТРЦ»? Давайте ловить за руку строителей. А не возводят ли их на охраняемых законом землях? У ТРЦ есть одно достоинство: их прихожане голосуют ногами и рублем. 6) Строительство любого храма своевременно тогда, когда решат верующие, и на том месте, которое в соответствии с действующим законодательством отведет власть. Тогда обществу придется принять и сооружение, и его непременное окружение: сирых и убогих в определенной концентрации и организации...

Гранатов А.С.: За чей счет будет строиться и содержаться храм? Если финансирование пойдет из бюджета Свердловской области, как это есть и было по отношению к храму-на-крови, то какое количество средств планируется выделить из региональной казны?

Бабинцев В.А.: Насчет этого не переживайте. Вам всегда убедительно скажут: добровольные пожертвования верующих. И не ждите большего, чем сказано в Евангелии от Матфея: «Ибо, кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет».

Алексей: Почему обсуждается строительство храма или оставление фонтана?! Пусть будет большая автопарковка в несколько этажей!!!

Бабинцев В.А.: Конкурс проектов - это прекрасная идея, но не для охраняемой законом территории. Или у нас действительно «закон что дышло»?

Ирина: Давайте тогда восстановим костел св.Анны именно в том месте, где он был изначально. Наш город многоконфессионный. Православные храмы не по одному в каждом районе города. Каждый православный, кто хотел уже нашел свой храм. Давайте лучше садики и больницы оснастим.

Бабинцев В.А.: Многие помнят, где было исконное место костела св. Анны, но не вернуть и не восстановить всего, что играло в свое время исторически значимую роль. Вы ведь не станете принимать меня всерьез, если я предложу восстановить на историческом месте железоделательное производство и технологию пудлингования, некогда составлявшие гордость и славу Урала. Храмы, костелы и даже языческие капища доермаковых времен в наше время следует возводить по законам нашего времени.


Главные новости