Воскресенье 11 Декабрь 2016, 15:01
Дороги почти свободны
Главная страница > Новости > Интервью > Слава Полунин: «Я профессиональный портитель порядка»

Слава Полунин: «Я профессиональный портитель порядка»

30 сентября 2009 11:38

Ближайшие родственники клоуна, которого пару лет назад назвали лучшим в мире, - не кто иные, как Мюнхгаузен и Гулливер. По крайней мере, именно так утверждает сам Слава Полунин. При этом он готов подолгу рассказывать о своих друзьях и близких, с которыми на протяжении уже многих лет создает уникальный театральный мир, находящийся в совершенно ином пространстве, нежели классический.

- Жаль, что на нашу встречу отведено так мало времени, ведь я люблю поговорить, - первым делом признался во время встречи с журналистами Асисяй (так зовут самого известного персонажа Славы Полунина), приехавший в Екатеринбург со своим легендарным «сНЕЖНЫМ шоу». - И сразу хочу предупредить, что вовсе не надо в ходе беседы соблюдать какие-то общепринятые нормы этикета, ведь это скучно. Пусть никто не выключает мобильные телефоны, пусть любой желающий передвигается по залу. Сделаем так, чтобы все было вверх тормашками. Создайте клоунам неудобные условия, и тогда им будет комфортно. Лично мне не нравится, когда вокруг все расставлено по ранжиру и выглядит неестественно, тогда пропадает ощущение праздника и карнавала. Так что я - профессиональный портитель порядка, если можно так выразиться. Это моя профессия - вносить в скучную действительность сумятицу, сумбур, глупость и переполох.

- А не приходилось расплачиваться за такое пренебрежительное отношение к правилам?

- Отвечать мне и моим коллегам как непримиримым нарушителям порядка приходится постоянно. Кстати, неделю назад проводил собрание под Парижем на «Мельнице» - есть у меня такой театральный центр в лесу, где собираются близкие по духу люди, которые затевают всякие странные проекты. И на встрече мы вспоминали, что с нами происходило год назад на мероприятии «Караван мира», и между делом подсчитали, сколько из нас попали тогда в тюрьму. Оказалось, что семеро человек хотя бы одну ночь провели в полицейском участке. Дело в том, что открыть душу окружающим для нас намного важнее, чем соблюдать порядок, поэтому так часто попадаем в самые разные истории. Помню, как однажды с «караваном», будто огромный цыганский табор, въехали в мирную и спокойную Швейцарию, устроили там шум и гам. И, разумеется, жители домов, около которых мы разместились, пожаловались в полицию. Стражи порядка тут же отправились по вызову, однако встреча с нами закончилась дракой - потом даже пришлось нанимать дорогого адвоката, чтобы из тюрьмы выпустили нашего технического директора.

- И после этого все равно продолжаете балагурить?

- Мы уже привыкли к этому. Не случайно в британской столице я сменил уже семь квартир, которые в свое время арендовал. Просто нас всегда много, и мы очень громкие, что не по душе соседям. К примеру, если у кого-то из близких день рождения, то у меня дома собирается весь русский Лондон. Начинаются песни до самого утра, а на рассвете получаю на руки документы на выселение. В общем, на нас часто пишут жалобы, поэтому такой компании, как наша, лучше жить где-нибудь подальше от людей, где можно петь и плясать на всю катушку.

- Не в лесу ли?

- А почему бы и нет, ведь для меня мир природы куда ближе, чем городская среда. Он гармонизирует существование человека, и, научившись тонко его чувствовать, можно многие вещи в жизни расставить по своим местам. Так что я никогда не нахожусь в крупных населенных пунктах дольше, чем это необходимо. Кстати, даже среди сценических вещей у меня много «природных явлений», пусть даже и бутафорских. На чемоданах с реквизитами написано, скажем, «радуга», «звезды» и «ветер». Таможенники всегда от души веселятся, когда проверяют такой багаж.

- Эти природные составляющие - часть «сНЕЖНОГО шоу»?

- Да, я, например, снег для него заказываю в одной нью-йоркской фирме, поскольку только там могут сделать его легким и воздушным.

- Снежную бурю, пожалуй, можно назвать самым узнаваемым эпизодом спектакля. Но не могли бы вы подробней рассказать о том, как появилось это магическое шоу?

- Есть такое замечательное местечко под Питером - город Пушкин. В 1991 году местный музей там не работал, а триста гектаров фантастического по своей красоте парка были закрыты для туристов. Та же участь постигла и китайскую деревню, где Екатерина Великая в свое время встречала гостей. Все находилось в запустении, так что мне с легкостью позволили арендовать за тысячу долларов пятнадцать домиков в этой деревушке. В каждом из них поселились актеры пятнадцати приглашенных мной театров. В итоге мы поставили с десяток спектаклей, среди которых было и «сНЕЖНОЕ шоу».

Правда, в России поначалу у меня никак не получалось показывать эту постановку, тогда я позвонил лондонским друзьям из театра, где когда-то свою карьеру начинал Чарли Чаплин, и на год попросил убежище для себя и спектакля. Так, со всей семьей отправился в Туманный Альбион, взяв с собой накопленные во время работы в цирке сбережения. Причем девяносто процентов денег сразу потратил на рекламу спектакля, а десять оставил на всякий случай - вдруг поесть придется (смеется. - Прим. автора). Мы целый год ютились в маленькой комнатке и питались в фастфуде, по-братски делили в день одну порцию на четверых.

Но сложно было только поначалу, поскольку через три недели после начала гастролей в зале на полторы тысячи мест было занято четыреста кресел, еще через неделю - пятьсот. А спустя месяц был открыт третий ярус, который на протяжении двадцати лет до нашего появления пустовал.  

- То есть ошеломительный успех был чуть ли не с первых дней...

- Совсем скоро после дебюта мы получили премию «Лучший спектакль года», но, несмотря на это, я побоялся везти «сНЕЖНОЕ шоу» в Москву - прежде начал колесить с ним по всему свету, дав около четырех тысяч спектаклей почти в сорока странах мира. Но все эти цифры для меня не так уж и важны, ведь пока я люблю ту или иную постановку, которых сейчас тридцать, она жива. А как только перестану ценить, займусь сразу другой. Смысл моего творчества в том, чтобы путешествовать с друзьями и общаться с интересными людьми. А спектакли и выступления - только повод для этого. По натуре я - путешественник, поэтому перед началом очередных гастролей выбираю прежде всего не публику, а страну. Например, этим летом мы показывали шоу в Австралии и Колумбии.

- И семья колесит по миру вместе с вами?

- Естественно, ведь у меня настоящая цирковая семья, и я безумно счастлив, что и жена, и дети любят заниматься нашим общим делом. Причем одновременно все они успевают работать и в иных сферах. Один из сыновей, например, недавно окончил в Лондоне академию дизайна и подписал контракт с одним известным дизайнером, попав к нему в ученики. Через полгода, когда окончатся занятия, он вновь вернется в театр и станет клоуном.

То же самое касается и всех остальных людей, попавших в мою большую семью, в которую сейчас входит человек четыреста. У каждого из актеров есть свои проекты и интересы, независимые от театра.

- Какие проекты, помимо работы над собственными спектаклями, вы еще реализуете?

- Я руковожу альтернативными театральными центрами, расположенными в трех пространствах: «Кораблем» в Москве, «Шапито» в Лондоне и «Мельницей» в Париже. Два последних уже действуют, а первый погряз в бумажной волоките. Более того, на днях мне сообщили, что из-за кризиса возведение «корабля дураков» отодвигается еще на пять лет. Поэтому помогать тем, кто ищет странные пути в искусстве, по-прежнему приходится без постоянной базы в собственной стране.

Впрочем, я всегда делал только самое невозможное - глобальные и эпохальные проекты, в которые поначалу мало кто верил. В настоящий момент одержим идеей затеять путешествие от Парижа до Шанхая. Можно, например, проехаться на экспрессе по этому маршруту с представителями европейской и азиатской культур.

- А каковы ваши отношения с кинематографом?

- Беспорядочные (смеется. - Прим. автора). Несколько раз пробовал себя в кино и всякий раз ловил себя на мысли, что не получаю удовольствия, работая в этом пространстве. Для клоуна необходимо, чтобы все происходило сейчас, а что-то такое «потом» - нечто ненормальное.

- Чем еще необычен клоун?

- Это такое существо, которое создает видимость того, что ничего не умеет. В ходе выступления публика постепенно поддается этому обману и начинает мыслить так: «Да, он точно такой же, как и я». Сидящий в зале видит клоуна своим «я» в сценическом пространстве и словно попадает в сценические обстоятельства. Иными словами, этот юморной чудак становится представителем зрителя «в том нереальном мире».

Что касается меня, то в последние годы я только делаю вид, что все, чем занимаюсь, относится к клоунаде. Это позволяет не отпугивать публику своей непохожестью на других и добиваться того, чтобы она все-таки приходила ко мне на спектакль. Да я и не задумываюсь особо над тем, что именно делаю на сцене. Для меня главное - выразить себя в том виде, в каком я сейчас есть, и зрителям это нравится. Пожалуй, именно поэтому всякий раз бегу на спектакль, как на свидание.

Беседу вел Станислав Бессонов, фото Антона Буценко (Уральский рабочий)



Ключевые слова: вячеслав полунин, интервью, цирк

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus