Четверг 8 Декабрь 2016, 19:20
Многокилометровые пробки
Главная страница > Новости > Интервью > Евгений Родыгин: Главное, чтобы песни пережили меня

Евгений Родыгин: Главное, чтобы песни пережили меня

15 октября 2009 11:52

Уральский маэстро отправился в юбилейный тур по Свердловской области.

Время для визита в Невьянск самого знаменитого уральского маэстро выбирали сами хозяева. Организаторы концерта «прицеливались» к окончанию садово-огородного сезона, чтобы, не дай бог, не встретить гостя в пустом зале Дворца культуры. И невьянцы пришли, прихватив из садов охапки гладиолусов и астр.

Когда Евгений Павлович вышел на сцену, то мало кто в зале поверил, что нынешний тур по городам области посвящен его 85-летнему юбилею. За всю часовую программу маэстро не присел почти ни разу, много шутил и жестикулировал. «Сейчас мне - 84, но никто больше 83-х не дает...»,- проговорился сам композитор.

- Евгений Павлович, и часто Вам доводится бывать в уральской глубинке?

- С творческими встречами по области я езжу каждый год. Нынешняя гастроль отличается только тем, что приурочена к юбилею. Этот проект носит название «Родыгинский мост», продлится он до марта и завершится большим авторским концертом. Очень хочу, чтобы песни меня пережили...

А в общем, по Уралу я изъездил три мотоцикла, по России - 11 легковых машин. Однажды направлялся в Алапаевск на своей «Волге» и в одной из деревень возле дороги увидел мужика с гармонью, который продавал картошку и распевал мои песни. Остановился, подошел, а он, конечно, не узнав меня, говорит: «Мужик, купи картошку!». Когда я отказался, он со всей душой послал меня на три буквы. Расспрашивать про песни я уже не стал.

- Для старшего поколения Родыгин - это, конечно, легенда, причем, что очень важно, с уральской пропиской. Молодежь ваши песни если не поет, то как минимум подпевает, но не знает, что их автор вырос на Урале...

- Родился я в городе Чусовом, здесь и поступил в музыкальную школу, когда мне было 8 лет. Спустя 2 года наша семья перебралась в Нижнюю Салду, и учиться музыке стало негде. «Не пропадать же таланту!- решила директор обычной школы.- Будем отпускать Женьку в Нижний Тагил». Чтобы успеть на занятия, приходилось идти на вокзал в 3 часа утра, а потом весь день обходиться без обеда. Музыкальную школу я променял на городской кружок баянистов, и, как оказалось, совсем не зря. В 1942 году в Нижнюю Салду пожаловал Московский ансамбль песни под руководством самого Анатолия Новикова, автора всем известной «Смуглянки». За концертом я наблюдал из оркестровой ямы, а на следующий день отправился в клуб, уселся у зеркала и «зарядил» под баян «Цыганочку». Так уж было угодно судьбе, но именно в этот момент по клубу прогуливался сам Новиков. Услышал музыку, вошел в кабинет, задал мне несколько вопросов и... пригласил в свой ансамбль.

- А как же Вы тогда на фронте оказались?

- Во время концерта в Москве, который, кстати, проходил 31 декабря 1942 года, ко мне подошел грозный генерал и, узнав, что весной мне исполняется 18, приказал явиться утром на Ленинградский вокзал. Так и «доигрался» - был отправлен на фронт в «чине» командира разведывательного отделения. Правда, баян у меня всегда был с собой, а вскоре нашлись и коллеги. Когда наши части держали оборону в Белоруссии в 44-м и на фронте воцарилось относительное спокойствие, мы с однополчанами создали свой ансамбль. Там же я написал и свою первую песню - «Четыре Ивана».

В 45-м, буквально за две недели до Победы, получил тяжелое ранение: в одном из боев на Одре меня контузило и перебило обе ноги. Очнулся в госпитале, весь в бинтах и гипсе. Впрочем, руки были целыми, поэтому каждое утро мне в палату приносили аккордеон и ставили на грудь. В таком интересном, лежачем положении носили с концертами по всему госпиталю.

Но музыкальное образование я все-таки получил - после войны окончил Свердловскую консерваторию.

- «Уральская рябинушка» написана уже профессиональным музыкантом?

- Выходит, что да. Было это в 1953 году. Но несмотря на то, что песня удивительно быстро стала народной, признания у московских коллег я никак не мог добиться. А оно в то время многое значило: если ты не был членом Союза композиторов, не видать тебе очень многого. Помогла другая песня - «Едут новоселы», ставшая настоящим гимном покорителей Целины. В 1957 году Никита Хрущев проводил встречу с творческой интеллигенцией, где в первых рядах сидел председатель Союза композиторов Тихон Хренников. Генсек вдруг поделился своими впечатлениями: мол, был на целине, а там вся молодежь про «новоселов» поет. На вопрос Хрущева, кто автор музыки, Хренников ответить не смог. Когда ему подсказали, он уже не смог отказать Родыгину.

После благословения самого генсека меня приняли в Союз композиторов, стали издавать песни, дали, наконец, «хрущевку» в областном центре, в которой я живу и размножаюсь по сей день.

- И все же на горло Вашей песне однажды наступили - знаменитая «Песня о Свердловске» долгие годы была под запретом...

- Эта песня - родом из 1962 года. Свердловская киностудия объявила конкурс на лучшую песню о Свердловске. Я положил музыку на слова поэта Григория Варшавского, и получилась очень душевная песня. Припев «Пускай над перекрестками не гаснут огоньки...» люди все еще дружно подхватывают, причем не только в Екатеринбурге. А тогда все получилось очень глупо: автор слов вскоре перебрался в Израиль, и, как это часто бывало, партийное руководство отреагировало на это запретом на все его произведения. Правда, несмотря на запреты, уральцы эту песню всегда помнили и пели.

- Ваши песни не столько в памяти, сколько в душе каждого человека старшего поколения. Да что там старшего, даже молодежь нет-нет да и затянет на улице «Ой, рябина кудрявая» или «Белым снегом». В чем, по-вашему, секрет их бессмертия?

- Для того, чтобы песня жила долго, нужна хорошая, красивая мелодия. Думаю, они у меня удались...

Беседу вел Евгений Коновалов (Уральский рабочий)



Ключевые слова: евгений родыгин

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus