Вторник 6 Декабрь 2016, 05:53
На дорогах свободно
Главная страница > Новости > Интервью > 22 августа состоится открытие шестого фестиваля «Длинные истории Екатеринбурга»

22 августа состоится открытие шестого фестиваля «Длинные истории Екатеринбурга»

19 августа 2008 12:15

На этот раз темой проекта стали комиксы. Таким образом, истории, рассказанные екатеринбуржцам в юбилейном – 2008 году на бетонных заборах города обязательно должны будут иметь «сюжет»: начало, середину и конец.
Об особенностях нового фестиваля и самом проекте мы беседуем с директор фестиваля и руководителем агентства «АРТПОЛИТИКА» Наилей Аллахвердиевой

В этом году фестивалю «Длинные истории Екатеринбурга» исполнится шесть лет. Первый фестиваль был приурочен к 280-му юбилею столицы Урала. Он возник на волне поддержки праздничного движения и был придуман для решения очень серьезной имиджевой проблемы города, связанной с многочисленными бетонными заборами, которые создавали довольно неопрятную среду.
Муниципальное учреждение Столица Урала обратилось к нашей команде, с просьбой придумать проект специально для эстетизации городских заборов. Именно тогда перед нами встала задача – сделать нечто, визуально и концептуально отличающееся от существующей практики работы с подобными объектами. Было очевидно, что никто лучше современных художников с этим не справится, ведь современное искусство, это область постоянных экспериментов с образами и идеями. Кроме того, мы хотели изменить традицию размещения детских рисунков на заборе, они конечно праздничные и яркие, мы все их очень любим, но нам хотелось внести в город разнообразие и новизну. Фестиваль который мы придумали стал новой инновационной технологией срочной реанимации городской среды, когда в течении небольшого времени появляется новая реальность – эмоциональная, яркая и совершенно необычная.

Насколько я понимаю, целью проекта была так же поддержка современого искусства?

Безусловно. Фестиваль «Длинные истории Екатеринбурга» направлен на популяризацию современного искусства.
У нас в городе нет специализированных площадок для показа современного искусства, и поэтому широкий зритель не имеет представления о том, что это такое. Мы знаем что людям проще опираться на расхожие клише, о негативности, бездарности, агрессивности современного искусства – мы же даем возможность людям составить собственное представление о нем. Это очень важно. Мы конечно производим отбор проектов, и не все попадает на фестиваль. Была история на первом фестивале, когда Георгий Острецов (Москва) прислал нам 2 эскиза – мы выбрали более спокойный проект «Государственная живопись», а тот который мы бы никогда не смогли показать в городе – очень яркую, но агрессивную работу – выбрала впоследствии Третьяковская галерея, для программы «Эфемерное искусство». Кроме того мы всегда просим художников идти на компромисс, ведь мы работаем в открытой городской среде, с широкой аудиторией и нам важно чтобы коммуникация с искусством была неконфликтной.

Расскажите, пожалуйста, о участниках проекта.

Авторы проекта – это известные и только начинающие карьеру российские художники, живущие в самых разных городах страны. Каждый находит в фестивале что-то для себя: для начинающих художников – это возможность заявить о себе, показать свои возможности, а для маститых – способ расширить горизонты, попробовать себя в новом формате. За пять лет мы показали 52 художественных проекта, в этом году к ним добавится еще 9, это 61 авторская история, если бы все проекты выживали, мы бы сегодня жили уже в сплошном музее. Ведь у нас делали проекты такие звезды как Александр Флоренский, Георгий Острецов, Юрий Аввакумов, Анатолий Вяткин, Дмитрий Булныгин, Виктор Давыдов. Второй раз в фестивале участвует французская аристократка, живущая в Россиии, праправнучка великого просветителя Руссо, Мюриэль Руссо-Овчинникова. Очень часто случается так, что пять лет назад это были молодые, мало кому известные художники, а сегодня это звезды отечественной арт-сцены. Например Ростан Тавасиев (Москва) делал для первого фестиваля проект «В Рай возьмут не всех», многие помнят его очаровательных мишек, сегодня это один из самых успешных (в том числе и в коммерческом плане) художников. Графитти команда «Арт эррор» (Екатеринбург), которая заявила о себе на первом фестивале, проектом «®evolution», это был их первый публичный выход, теперь гастролирует по всему миру. На глазах растет команда девочек «Не с руки», с каждым фестивалем они становятся все более и более зрелыми, их уже заметили международные кураторы, и я верю в их большое будущее. Мало кому приходит в голову, особенно тем, кто заклеивает арт-проект листовками, что эти эфемерные росписи лет так через 10 или 20, будут уже культурной ценностью, и за ними могли бы гоняться коллекционеры. Задумайтесь об этом вандалы!!! Вспоминается недавняя новость из Лондона, когда из перехода было вырезан кусок бетона с графитти Бенкси, чтобы выставить его на аукционе. Сколько у нас такого бетона, с уникальными шедеврами ушло в небытие...
Но это не главное, главное, что фестиваль – это живой процесс, в который вовлечены самые разные люди. Например, помимо художников в проекте участвуют группы волонтеров, помогающих в реализации арт проектов. В любом случае, «Длинные истории» – это коллективный труд людей, которым не безразлично в каком городе мы живем.

Существуют ли жанровые или стилевые ограничения?

Мы стараемся никак не ограничивать художников. Поэтому и жанрово и стилистически работы на наших фестивалях очень разнообразные. Есть минимализм. Очень много концептуальных произведений. Художники очень любят работать в стиле поп-арт, и конечно использовать образность наивной живописи. Есть проекты даже в эстетике фотореализма – очень точно воспрозводящие фактуру и оптику фотоизображения.

Каким образом вы выбираете темы фестиваля?

Первые два проекта вообще проходили без темы. У нас просто была задача: расписать 15 заборов в различных частях города. Через два года стало ясно, что проект, сумевший заинтересовать широкую общественность и получивший поддержку администрации города должен как-то трансформироваться. Поэтому мы стали делать тематические фестивали. Первая тема появилась на третьих «Длинных историях» - «Новое измерение». Благодаря этому появился конкурс проектов для новой набережной реки Исеть. Именно так возник знаменитый памятник клавиатуре – «Клава» Анатолия Вяткина, который, кстати, является прекрасным примером того, как тема влияет на содержание и качество проекта. «Клавиатура» сегодня самая популярный скульптурный проект в Екатеринбурге, это действительно новое измерение городской монументальной скульптуры. Это не только мое мнение. Телеканал «Россия» номинировал «Клаву» от Уральского федерального округа на участие в конкурсе «7 чудес России». В числе претендентов «на корону» были проекты, превосходящие «Клаву» во много раз и масштабом, и стоимостью, и древностью: Невьянская башня, парк «Оленьи ручьи», Храм-на-крови. Тем ни менее мы вышли полуфинал конкурса, оказавшись единственным проектом от Екатеринбурга.

Насколько вообще фестиваль «Длинные истории» популярен в России?

Приведу в пример независимый источник информации. В Интернете существует неофициальный сайт, посвященный Екатеринбургу – «1723.ru». Так вот, главная страница этого издания иллюстрирована изображением одного из расписанных нами заборов и слоганом «Город древний, город длинный!». Это свидетельствует о том, что фестиваль превращается в подобие культурного бренда города. В прошлом году забор, расписанный художником Анатолием Вяткиным (проект «Вот такая колбаса!», напомню, он автор памятника клавиатуре – случайно попал на сайт знаменитого российского дизайнера Артемия Лебедева, который назвал работу Анатолия – лучшим забором страны. В этом году фестиваль стал лауреатом государственной премии «Инновация» в номинации «Лучший региональный проект». Но самый важный индикатор того, как воспринимают наш проект – реакция прохожих, наблюдающих за работой художников.
Ребята, участвующие в реализации проекта никогда не остаются в одиночестве. Горожане комментируют их работу, пытаются подсказать собственное развитие изображаемого сюжета, часто подключаются к исполнению.

А бывают проекты, предполагающие участие горожан?

Да, несколько раз в фестивале участвовали интерактивные проекты предполагающее вовлечение зрителей в процесс. Например на первом фестивале был проект Ксении Перетрухиной (Москва) «Меловой разговор», он представлял из себя историю написанную случайными прохожими. Во втором фестивале – это конечно проект Георгия Острецова «Телефонный разговор», где были оставлены пустые облачка для диалогов, и народ их радостно заполнил, правда не самыми цензурными выражениями, но тем не менее в это было в формате произведения. У Виталия Русакова проект «Прикоснись к искусству» преполагал появление цветного орнамента на заборе созданного из отпечатков ладоней. Но наверное самый популярный проект в этом смысле сделал Владимир Логутов (Самара). Его «Не требует жертв», расположен в районе общежитий УПИ, и уже который год студенты активно комментируют повторяющуюся фразу, самыми необычными способами.

Ваш фестиваль как-то перекликается с творчеством известного екатеринбургского художника Б.У.Кашкина?

Вообще-то нам часто пытаются намекнуть на «заимствование» его идеи росписи «непригодных для искусства поверхностей» – он прославился тем что расписывал друзьями и фанатами своего творчества баки на помойках, стены гаражей и трансформаторных будок, подьезды многоэтажек. Б.У.Кашкин, безусловно, великая личность и интересный художник. Но это все таки «личный» художественный проект, довольно камерный по своему звучанию и «спонтанный» по исполнению и эстетике, в конечно счете, кажется, ему не было важно где и как появятся его стихи иллюстрированные наивными картинками тех, кто заглядывал к нему «на огонек» – на разделочных досках, кусочках фанеры, стенах гаражей. Такие понятия как масштаб и «вписанность» в среду его совсем не заботили. Для нас же это наиболее выжные моменты. Кроме того, у нас совсем другие цели и другое содержание, мы работаем с четко определенной формой. Мы разработали технологию, позволяющую насытить Екатеринбург новыми художественными образами, преобразить пространство города визуально. Эта технология по сути модель для развития искусства в общественных простанствах адаптированная к реалиям российских городов. При всем уважении к Б.У.Кашкину, в первую очередь, мы все же в основном ориентируемся на проекты, практики и работы признанных мастеров мирового public art, где понятие site specific главенствует над всем остальными аспектами произведения – художественная работа делается специально для места, максимально учитаваются особенности этого места во всех аспектах, в том числе социальном и политическом. Хотя, между прочим, последователи Букашкина сейчас в каком-то смысле идут по нашим стопам. Они пытаются собрать все, созданное им, расположить по определенному маршруту, тематизировать, и тем самым создать так необходимую в городском пространстве масштабность.

Почему темой нынешних «Длинных историй» стали именно комиксы?

В этом, юбилейном для нас году, мы оглянулись назад и просмотрели темы предыдущих фестивалей. После чего стало очевидно, что наш проект вплотную подошел к теме комиксов. Иными словами, пришло время – выйти за рамки только изобразительного искусства и сделать что-то, близкое литературе, ведь в названии фестиваля заложена эта интрига. А комиксы – как раз промежуточное звено между изобразительным искусством и литературой. С другой стороны, тема комиксов позволила привлечь к участию в «Длинных историях» свежие силы. До сих пор художники комиксов, представляющие собой довольно замкнутое самодостаточное художественное сообщество, в общем-то не воспринимали фестиваль как возможность реализации. Но как раз для них наш фестиваль может стать новым этапом развития. Это шанс перевести комиксы в новый масштаб, сделать их монументальными.

Вы считаете, что за пять лет фестиваль успел стать значительным культурным явлением?

«Длинные истории» – большой культурный эксперимент. Благодаря формату мы получаем только оригинальные проекты, нельзя просто взять и прислать из своих архивов картинку, художник должен придумать «длинную историю». Визуально фестиваль очень насыщенный и разнообразный. За пять лет мы показали жителям города коллекцию уникальных проектов, которые бы украсили любой музей современного искусства. Я надеюсь что фестиваль изменил восприятие горожан, сделал их более толератными в отношении новых образов, нового языка. В городе появилась традиция, эстетизации бетонных заборов, кто-то прибегает к детским рисункам, кто-то к графиттистам, кто-то просто красит в приятные цвета. Это тоже важный показатель.
Наши «длинные истории» это прививка новой идентификации и новых идей о реображении городского ладшафта – кроме однообразных и унылых будней, каждый день нас может окружть яркий и увлекательный мир, в котором живут интересные яркие люди.

Как вы думаете екатеринбуржцы приняли ваш проект?

Безусловно. Более того за последние годы у нас возникло много «последователей». Бизнес-структуры, образовательные, культурные учреждения, подражая нам создают свои камерные проекты. Конечно, таким образом, с помощью искусства они решают свои конкретны насущные проблемы (позитивный PR, опрятный вид строительных площадок), а город от этого все равно становится ярче и привлекательней. С другой стороны, мы пытаемся повернуть в «позитвное русло» энергию екатеринбургских граффитистов – зачастую талантливые ребята растрачивают свои силы на киминальную «бомбежку» в то время как и способности могут радовать, а не пугать горожан.

В России еще существуют подобные фестивали?

Скорее, отдельные художественные акции. Фестиваль такого масштаба – явление уникальное. Это наше know how. Фестиваля современного искусства на бетонных заборах нет нигде в мире. Это ведь только кажется, что легко расписать бетонную стену. В действительности, мы занимаемся очень сложными вещами. Задача проекта реанимировать городскую среду, погрязшую в рекламе, серости и однообразии. Наша цель: не просто эстетизировать среду, мы хотим сделать ее содержательно интересной. И надеемся на то, что изменения среды изменят людей живущих в городе. Мы делаем прививку изобразительным искусством, это должно рано или поздно сформировать осознанную потребность в нем.

Понимание очевидных вещей – например, то, что нельзя бить стеклянные остановки или топтать цветы, переворачивать урны, более очевидно в красивой художественно и концептуально освоенной среде. Хочется надеятся что благодаря фестивалю культурный уровень горожан еще чуточку поднимится, ьы таки должны соответствоать заявленной столичности.
Вообще, «Длинные истории» – уникальный проект, формирующий мифологию города, обогащающий ее новыми легендами.

Собираетесь ли вы выходить на международный уровень?

Фестиваль с самого начала был общероссийским. Но сейчас мы действительно планируем привлекать зарубежных партнеров. Мне кажется, наш проект был бы очень интересен, например, китайским художникам, ведь изобразительные традиции этой страны изначально тяготели к развернутым полотнам.

Ваш новый проект открывается в середине августа. Это почти осень: не боитесь, что работе над ним могут помешать сильные дожди?

Мы работаем практически в любую погоду. Краски последнего поколения позволяют не бояться сырости. Конечно под проливным дождем рисовать невозможно, мы ждем сухих дней, но эта метеозавизимость фестиваля нас не пугает, мы просто продляем сроки реализации.

Беседу вела Александра Бабурина

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus