Пятница 24 Февраль 2017, 11:06
На дорогах свободно
Главная страница > Новости > Интервью > Группа «Воскресение»: «Наше время еще не кончилось!»

Группа «Воскресение»: «Наше время еще не кончилось!»

2 сентября 2008 11:48

Легендарная группа «Воскресение» в последнее время наведывается в уральскую столицу с завидной регулярностью, собирая на своих концертах ностальгирующую по эпохе золотого рока публику из тех «кому за…» Насколько комфортно ощущают себя музыканты в условиях сегодняшнего «шоу-бизнеса» и чем планируют заняться в ближайшее время? На вопросы отвечает вокалист группы Алексей Романов. Конкуренция? Это не к нам! Сегодня вас именуют легендой российского рока. Как вы себя в этом качестве ощущаете?

Ну поскольку за легенду не приплачивают — нам, в общем-то, все равно. По сути, это просто инвентарный номер, это клеймо. Ну прилепили — и прилепили. На самом деле, когда берешь соль мажор на гитаре, все остальное уже не имеют значения.

А насколько, как вам кажется, сегодня ваши песни реально востребованы и не чувствуете ли вы конкуренции со стороны молодых команд?

Это разговор из сферы торговли детьми и китайцами, это не к нам совершенно! Ну какая может быть конкуренция в искусстве, дорогие мои?

В наше время искусство становится бизнесом…

Подождите, еще наше время не кончилось, а вы что-то про свое время!.. У нас все не так пока что! (хохочет).

Но время проходит, и ваша публика меняется! Или нет?..

От нас до публики — как до смерти. Это же не такой контакт, как будто мы живем на одной лестничной площадке… Мы даже лиц не видим! В лучшем случае из зала идет какая-то доброжелательная волна. В худшем случае мы играем во дворце спорта, залитом льдом, публика сидит в 60 метрах от нас, нам ничего не видно, сыро и холодно. Это самое худшее, что может быть… Я, когда был помоложе, очень любил на стадионах работать. Потому что стадион — большой-большой. И ты такой весь растопыриваешься — прям, сейчас лопну!.. А сейчас меня это не заводит, сейчас мне больше нравится слушать, как играют коллеги.

От человека до творца — один шаг? Как вы относитесь к тому, что ваши коллеги по сцене стали писать книги, в том числе и автобиографические, рассказывающие различные закулисные истории? Нет желания присоединиться?

Нет, желания нет никакого. Я этих книг не читал, и думаю, они не очень хорошие…

Неужели даже Макаревича не читали?..

Макаревич… Это особый случай. У него колоссальный потенциал… Он всегда такой был, ему было 20 лет, а он представлялся Андрей Вадимович. И все его водолазные телевизионные штучки — это не потому, что он выпендривается, он так живет на самом деле! Он никому не переходит дорогу, никого не выталкивает из-за прилавка… Если он хочет заниматься коммерцией и это ему интересно — он этим занимается. Занимался телевидением, надоело — бросил…Конечно, я читал Андрюшкины книги… Еще я читал Боба Дилана, это очень интересно, очень! Потому что там фантастический язык, я наберусь еще наглости и прочту по-английски…
 

То есть сами ряды писателей пополнить не хотите?

А что вообще такой книгой можно сказать-то? Не знаю, что там пишут наши коллеги по рок-н-роллу… У многих из них, конечно, может быть, запредельная личная жизнь! Самое интересное в музыке, которой мы занимаемся, — это, собственно, предмет. Сама музыка. Вообще, я не очень вижу связи личной биографии человека с историей художника. И потом, это лет через сто может быть интересно — почему Ван Гог, почему Гоген… Я пытался узнать, почему Джон Леннон, и я понял, что это вообще неинтересно, по большому счету…

Вы считаете, что музыка говорит сама за себя, а личность творца не важна?

У Андрея Макаревича есть любимая поговорка — «Если вам нравится художник, не вздумайте с ним знакомиться».

Потому что мы — банда Не хотите расширить состав группы за счет привлечения сессионных музыкантов? Сейчас стало модно выступать то с оркестром, то с народным коллективом, то с диджеем…

Может быть, жизнь у музыканта очень длинная … Но вообще, мы и сами неплохо справляемся! Вот Андрей Борисович (гитарист и бэк-вокалист Андрей САПУНОВ. — Прим. Е.З.) умудряется играть всеми конечностями музыку и еще головой петь… (смеется.) Я подумываю о том, чтобы тоже какую-нибудь клавиатурку поставить рядом, потому что завидно! Но, конечно, возможно все. Другое дело, что год за годом ты все больше понимаешь, что работать хочется не со всеми. Не хочется превращать музыку в работу, в контору. Со сцены спустился, «чиклдыкнул» замочками на кофре, шарфик завязал — и пошел с работы домой. А у нас все-таки нечто большее в группе… У нас настоящая банда. Самое важное для меня — человеческий фактор, я не готов играть с кем попало.

Вы же сами говорили: главное, чтобы музыкант был хороший, а выходит, что человеческий фактор в данной ситуации важен…

Хороший музыкант — не обязательно приятный человек… С одной стороны, профессиональная подготовка. А с другой стороны, хороший парень — тоже не профессия.

То есть это все-таки должен быть в первую очередь хороший парень?

Того и другого, и побольше! (смеется). Понимаете, музыка — это же обмен идеями, эмоциями… Мне случалось работать с гениальными музыкантами, но жизнь буквально разводит, растаскивает. Потому что начинаешь психовать: а почему он так сказал, почему он так себя ведет? А вот в нашей компании вообще ничего подобного. Причем мы далеко не идеальные люди…

А в чем секрет такого долголетнего взаимопонимания в команде?

Я не знаю... Я только учусь. Я всему еще только учусь. В следующей жизни я буду отвечать правильно, все ответы буду знать. А в этой жизни я буду работать. До следующей жизни, господа!

Беседу вела Елена Загородняя («Вечерний Екатеринбург»)
 

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus