Пятница 9 Декабрь 2016, 08:50
Движение затруднено
Главная страница > Новости > Интервью > Евгений Порунов: «Я сам долго верил и поддерживал веру в Деда Мороза в своих детях, а теперь и во внуках»

Евгений Порунов: «Я сам долго верил и поддерживал веру в Деда Мороза в своих детях, а теперь и во внуках»

30 декабря 2008 11:08

Есть такая профессия — думать. Думать о том, как улучшить жизнь земляков. Как задать городу новые темпы развития. Как, возвращаясь к дню сегодняшнему, вывести его из кризиса. Но от нашего предновогоднего гостя мы ждем откровений не только на общественно-политическую тему. В преддверии самого главного праздника даже такой серьезный человек как председатель городской Думы Евгений Порунов готов раскрыться с совершенно неожиданной стороны. Не верите? Тогда читайте!

Работали на перспективу — С наступающим, Евгений Николаевич! Однако в конце декабря принято не только поздравлять с Новым годом, но и подводить итоги года уходящего… Что знаменательного произошло для вас как для председателя Гордумы?

— Самое знаменательное для меня — то, что Дума работала четко и слаженно. Выполняла задачи, возложенные на нее законами. Задачи, действительно востребованные жителями Екатеринбурга. Принимались десятки решений, способствующих динамичному развитию уральской столицы. Всего за 2008 год было 139 таких документов.

— Можете назвать три самых, на ваш взгляд, важных?

— Могу назвать не 3, а 23. В первую очередь это принятие бюджета — вершина всего айсберга, той работы, которая проводилась в последние несколько месяцев. Документ, дающий возможность правильно выстраивать жизнь в следующем году. Принятие бюджета — главное событие. Горожане уже привыкли к тому, что он у нас неплохой и утверждается всегда вовремя. Если этого не случается, это начинают ощущать на себе десятки тысяч бюджетников. Люди, которые ведут детей в школы. Или обращаются за врачебной помощью в поликлинику. Бюджет касается огромного числа горожан. От него зависит, будет ли в домах тепло и светло, будет ли ходить общественный транспорт, будут ли уменьшаться дорожные пробки. По многим из этих вопросов мы приняли целый ряд программ. То есть Дума сегодняшнего созыва работала с учетом перспективы развития Екатеринбурга.

— То есть Дума сегодняшнего созыва думала о том, как будем жить в 2009 году?

— И в 2009-м, и в 2015-м. Так, утверждена серьезная программа по строительству и реконструкции дорог, по организации амбулаторно-поликлинической помощи, по развитию здравоохранения в экологически неблагополучных районах Екатеринбурга. Главное, что все программы подкреплены финансами. Кроме того, поднимались десятки контрольных вопросов, касающиеся выполнения администрацией города тех или иных решений в различных сферах хозяйствования…

— А если отойти от чисто депутатской деятельности?

— И здесь много личных побед. Приятно, что среди депутатов городской Думы в 2008 году появился Заслуженный врач Российской Федерации — Марина Павловна Харитонова. Другая моя коллега — Елена Евгеньевна Дерягина тоже добилась успеха: Дом творчества, который она возглавляет, признан лучшим не только в Екатеринбурге, но и во всем Уральском Федеральном округе. А Евгений Петрович Касимов стал дважды лауреатом Международной литературной премии. Депутаты прыгали с парашютом, взбирались на самые высокие вершины, например Андрей Николаевич Малкин, записывали песни, как Ян Львович Габинский. В семьях депутатов и работников аппарата Думы родились дети, появились внуки. При этом они активно работали с избирателями в своих округах. Ведь только поддерживая связь с горожанами, депутат сможет решать вопросы, которые ставит перед ними сама жизнь.

С трудностями, уверен, справимся — Да, люди изменились, а изменился ли за этот год город?

— Безусловно, в городе происходит много всего интересного. Я, случается, сам удивляюсь, когда оказываюсь в каком-нибудь микрорайоне, мимо которого по каким-то причинам месяц не ездил или не проходил. Когда ко мне приезжают друзья и коллеги, которые не были в уральской столице год и более, то всегда говорят, что город стал другим. Да и мне как человеку, который живет в Свердловске-Екатеринбурге с 1971 года, с того времени, когда я приехал поступать в Уральский политехнический институт, есть с чем сравнить. Он родной для меня. В этом городе я получил образование, повзрослел. Здесь появилась семья, дети, внуки. Я дорожу многими его уголками: Каменными Палатками, озером Шарташ, всей исторической частью Екатеринбурга. Поэтому, конечно, меня радует, что город развивается. И развивается динамично. Надеюсь, что, несмотря на финансовый кризис, уральская столица не остановится в своем развитии. Может быть, темпы роста снизятся. Но, уверен, мы будем прорываться через финансовые дебри, давая городу возможность двигаться вперед. Двигаться силами предприятий, бизнес-структур, общественности. Екатеринбург и ранее переживал трудные времена.

— Вы упомянули финансовый кризис. Какие еще события в стране и в мире не оставили вас равнодушным?

— Пожалуй, самый негативный момент связан все-таки с экономической нестабильностью. Если честно, когда кризис родился где-то за океаном, я думал, нас он заденет краешком или не заденет совсем. К сожалению, вышло иначе. Можно говорить и о других отрицательных моментах: о перевернувшемся за границей автобусе, об упавшем самолете... Но позитивных событий все равно было значительно больше. И мирового, и частного характера. Как спортсмен, бывший и продолжающий оставаться таковым в душе, я радовался спортивным победам россиян. Не только на Олимпиаде, где, убежден, мы собрали далеко не все медали. Радовался, когда наша хоккейная команда выиграла чемпионат мира, когда питерский «Зенит» стал обладателем Кубка УЕФА, когда сборная России по футболу стала третьей в Европе…


Да, этот год оказался тяжелым, может, потому, что високосный. Негатива хватало, в том числе и у нас, в городской Думе: из жизни совершенно неожиданно ушел депутат Валерий Михайлович Алексеев. Но хорошего я могу назвать значительно больше. Надеюсь, что, подводя итоги уходящего года, читатели ненадолго задумаются и сделают такой же вывод: 2008 год был в целом удачным.

— Очень оптимистично!

— А без оптимизма вообще сложно жить.

Лекарство от хандры по Порунову — Что, неужели никогда не хандрили?

— Не помню такого.

— Тогда, может быть, дадите совет тем, кому кризис действительно нанес удар. Тем, кто впал накануне праздника в депрессию

— Главное лекарство от хандры — общение с людьми, с родными и близкими, которые наверняка есть у всех. Также помогает активная работа. Труд на рабочем месте, дома, в саду или на даче лечит от депрессии.

— А пробки? Чем не повод для депрессии? Насколько я знаю, вы неплохо водите…

— Да, уже более 30 лет.

— Как же сохраняете спокойствие в заторах? Сейчас, перед праздниками, приходится больше стоять, чем ехать.

— В будни за рулем приходится ездить редко. Мой рабочий день начинается полвосьмого утра, а заканчивается где-то в восемь, а то и в девять вечера. День, как правило, очень насыщенный, поэтому пользуюсь служебным автомобилем. Но пробки достают меня, даже когда я сижу в пассажирском кресле. Не скажу, что отношусь к ним спокойно. Могу про себя сильно ругаться. Кстати, частенько оказываясь заложником дорожной ситуации, я еще более остро понимаю необходимость делать вместе с администрацией города все возможное, чтобы эту ситуацию разрулить. Это получится, если есть хороший бюджет и хорошая, пусть и финансово емкая, программа. А они у нас есть. В 2009 году, например, в городе будут строиться две развязки: Гурзуфская—Репина и Московская—Большакова. Денег потребуется много. Но надеемся, с помощью федерального и областного бюджетов мы справимся.

— А как у вас с Правилами дорожного движения? Говорят, в наших пробках продвигаться вперед можно только в случае нарушения ПДД…

— Я достаточно дисциплинированный водитель. Но бывает всякое. Хотя за последние десять лет ГАИ меня ни разу не штрафовало. Замечания делали, это да, но штраф не выписывали.

Карты — только игральные — Евгений Николаевич, вы упомянули про то, что год был високосным, поэтому, дескать, тяжелым. Неужели вы верите во всякие мистические вещи?

— Нет, не верю. К суевериям, мне кажется, склонны люди философского склада ума. Я практик. Сейчас, кстати, часто приходится слышать о том, что наступающий год Быка — год непростой. Так как само животное — бык — очень суровое и упертое. Но я считал бы, что 2009 год будет добрым. Надеюсь, без рогов.

— И не гадали никогда? Даже в Святочную неделю?

— Никогда. Хотя цыганки не раз предлагали раскинуть карты, особенно когда я был помоложе.

— Рискну предположить, что карты вы признаете только игральные…

— Да, я такой же человек, как и все. Любил преферанс, покер. Правда, еще будучи студентом, в спортлагере проиграл в карты какое-то количество рублей, после чего дал зарок: на деньги в азартные игры не играть. Только на интерес. С не меньшим удовольствием играю в лото, настольный теннис. Могу встать на коньки, на лыжи…

А в прорубь? Увольте — У героев фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» есть, как известно, традиция: ходить 31 декабря в баню. А вы, часом, их примеру не следуете?

— В самую точку! Баню я люблю со студенческих лет. Когда был штангистом, где-то в 1971—1976 годах, у нас помимо обычных были банные тренировки. То есть команда спортсменов идет в баню. Парится, купается… Организм расслабляется и восстанавливается. В профессиональном спорте важно уметь правильно отдыхать. С тех давних времен, фактически с 18 лет, без бани жить не могу. Те штангистские привычки и тот штангистский коллектив сохранились. Поэтому, как в фильме, каждый год 31-го числа мы тоже ходим в баню! Честно говоря, даже не знаю, что появилось раньше: наша традиция или фильм.

— Неужели история про Женю Лукашина произошла с кем-то из вас?!

— Нет, что вы. Выпивать мы практически не выпиваем, разве что пиво. Баня — это наша еженедельная традиция. Жены, конечно, ворчат, но ничего поделать с нами не могут. Берем хороший веник: березовый, дубовый, эвкалиптовый, даже пихтовый, паримся, общаемся, — одним словом, отдыхаем. После этого утром на работу хочется не просто идти, а бежать! Кто на себе подобного не ощутил, готов раскрыть некоторые секреты в отдельном разговоре.

— Ну, раз уж вы любите, когда очень горячо, может быть, любите и когда холодно? Не ныряете ли в Крещение в прорубь? Знаю, некоторые сотрудники городской администрации этим балуются…

— Я не понимаю, что такое прорубь. Из парилки в холодный бассейн — это да, в снег — тоже да. Но прорубь без бани — это увольте. Хотя холод в принципе переношу спокойно. Самая низкая температура на моей зимней рыбалке: минус 25, иногда с ветром, что, согласитесь, тоже определенный экстрим.

Просто процесс неинтересен. Важен результат — Евгений Николаевич, Новый год называют еще праздником детства. Интересно, каким был ребенком нынешний председатель городской Думы?

— Ребенком я был, смею надеяться, неглупым: все-таки золотую медаль по окончании школы дурачкам не дают. Вообще, хорошая учеба — традиция фамилии Поруновых. Мой отец окончил школу с серебряной медалью, брат учился на «четыре» и «пять». Вот и я рос отличником, но отличником нестандартным. И замечания делали, и с уроков выгоняли. Но в принципе был достаточно целеустремленным человеком. Всегда ставил какие-то цели и непременно их добивался. Просто процесс мне малоинтересен. Нужен результат. Взять, например, рыбалку. Просто с удочкой посидеть, подремать — нет, это не по мне. И так — в каждом деле. Теперь требую результата уже в должности председателя городской Думы. Считаю, что воспитал во мне данное качество спорт. Помните анекдот: «— Я занял третье место. — А сколько вас бежало? — Трое». Так вот. Меня это не устраивает.

— Почему именно тяжелая атлетика?

— Это как раз неудивительно. Я родился в небольшом рабочем поселке, где спортом занимались только фанатики. Так как ни базы, ни хорошего тренера тогда не было. При этом хотелось быть сильным. Занимался с учителем физкультуры сначала легкой атлетикой. Несмотря на отсутствие профессиональной подготовки, попал в сборную Свердловской области среди школьников, где были только воспитанники ДЮСШа, и стал вторым призером первенства России среди школьников по толканию ядра и метанию диска. Но потом понял, что с моим ростом в метании серьезных успехов не достичь. Поступив в институт, из тех же побуждений пришел в зал и занялся тяжелой атлетикой, став в 19 лет мастером спорта СССР и чемпионом России среди юниоров. Но по окончании вуза пришлось выбирать: или продолжать заниматься спортом, поставив крест на семье и карьере, или завязывать с ним. А я к тому времени уже женился. Так что выбрал второе, о чем нисколько не жалею.

— С будущей супругой тоже благодаря спорту познакомились?

— Благодаря учебе. Познакомились на 1-м курсе, на 5-м, как это было положено, поженились. Она пошла на «Уралэлектротяжмаш», я — на завод Калинина. В апреле 2009-го будет 33 года, как мы вместе.

— Поделитесь секретом семейного долголетия?

— Думаю, жена должна понимать мужа, поддерживать его во всем, так как тон задает все-таки мужчина. Если нет понимания и поддержки, непременно появится трещина. К счастью, моя жена — мудрая женщина. Ну и любит меня, наверное (улыбается). Даже не наверное, а точно!

Стало обидно за державу — Забавно у вас получилось: из тяжеловеса в спорте — в политические «тяжеловесы»!

— Начал я еще в советское время, хотя комсомол и политика, на мой взгляд, — вещи несопоставимые. Придя в цех после окончания УПИ, я сразу понял, что такое «Комсомольский прожектор» и почему он плохо работает, никак не влияя на качество труда. Будучи 22-летним комсомольцем, пытался что-то изменить и оказаться замеченным. Меня пригласили в комитет комсомола завода имени Калинина. Помню, начальник цеха Владимир Николаевич Козлихин, просил: «Женя, не уходи. Мы тебя скоро замом поставим!» Но Козлихина старшие товарищи убедили. Я не пытался залезть в политику, и не по заявлению в нее пришел — как-то все само получилось. Первый секретарь Орджоникидзевского райкома комсомола, секретарь Свердловского обкома ВЛКСМ, первый секретарь Кировского райкома КПСС. Кстати, когда КПСС приказала долго жить, я, помнится, поклялся жене, что в политику больше ни ногой. Но потом понял, что без этого не смогу. И жена со мной согласилась... Посмотрел, что творится на первой демократической волне, и мне сделалось обидно за державу. Поэтому начал заниматься общественной работой, стал доверенным лицом Аркадия ЧЕРНЕЦКОГО по Кировскому району. И уже Аркадий Михайлович предложил стать депутатом, каковым я и являюсь с 1998 года, то есть уже 10 лет, сначала областным, сейчас — городским.

— То есть практически всю сознательную жизнь служите на благо горожан?

— Да, как бы громко это ни звучало. Но роль депутата действительно такая. И если он попробует об этом забыть, жизнь напомнит. Народ будет приходить, и человек, у которого есть совесть, начнет чувствовать себя обязанным тем, кто его избрал. К счастью, в нашем созыве абсолютное большинство депутатов работают не потому, что обязаны, а потому, что хочется. То есть с душой. За что я очень благодарен коллективу. Хотя, помню, когда пришел, сомневался. У нас ведь много бизнесменов, которые, как я полагал, не будут работать на благо избирателей. Но, к счастью, ошибся. В Думу приходят не за собственным благополучием. Тем более что только три человека из 35 получают зарплату, все остальные — на неосвобожденной основе. В конце концов, заработать можно и в других сферах. И более свободно себя при этом чувствовать. Ведь депутат — человек публичный. Десять раз подумает, прежде чем что-то сделать.

— Кому же тогда в Думе не место?

— Этот вопрос для меня решенный. В первую очередь, в Думе не место криминалитету. Слава богу, в 4-м созыве подобных людей нет. Также в представительном органе не должно быть популистов. Популистами быть легко. Легко критиковать всех и вся. Дескать, я приду и все переверну. Например, за год построю 50 детсадов. Если человек мало-мальски грамотный, он понимает, что этого не сделает. По разным причинам. Нет финансов, площадок, проектов, экспертиз. Даже если есть, то где найти сразу 50 трудовых коллективов?! У нас в Екатеринбурге все решается традиционным эволюционным путем, когда выстраиваются главные приоритеты. И это, на мой взгляд, правильно.

За удачу! — Евгений Николаевич, снова вернемся к Новому году. Теперь уже окончательно. Каким был для вас праздник …дцать лет назад и какой он сейчас?

— Когда я был маленьким, все было скромнее. Мои родители — простые люди, мама — фельдшер, папа — инженер. Да и время было другое. И время, и финансовые возможности. Я вместе с отцом, а потом все больше без отца, шел на лыжах в лес. Вырубали елку, привозили домой, устанавливали, украшали. Игрушки вешались картонные, хоть и фабричные. А вот гирлянд не припомню. Запах хвои для меня до сих пор важный элемент праздника. Запах хвои и мандаринов. Получить мандаринку на Новый год в те времена было очень сложно. Совсем другое дело — сейчас.
Eлка долгие годы у нас в семье устанавливалась натуральная. Но последние 15 лет она — искусственная. Сначала ставили большую. Это был целый ритуал. Сын и дочь ходят вокруг елки на цыпочках и вешают на нее игрушки. Потом дети выросли. Сыну теперь 31, дочери — 23. Сегодня мы с женой ставим на стол маленькую елочку высотой 80 см и несколько еловых веточек в вазу. Этого нам хватает. Когда приезжают дети с внуками и друзья, праздничный фон есть. Убежден, что от елки в Новый год отказываться нельзя. Настоящая ли, искусственная — не важно. Главное, чтоб была. Иначе Нового года не будет.

— Получается, Новый год для вас, как и для многих, семейный праздник?

— Семейный и волшебный. Я сам долгое время верил в Деда Мороза и поддерживал эту веру у детей. А теперь и у внуков. Они знают, что к нам на Новый год прилетает Дед Мороз и приносит гостинцы. Мы открываем форточки, отвлекаем внуков и кладем им под подушки, на одной из которых написано «Андрею», а на другой «Даше», подарки. К слову, это тоже определенное искусство: отвлечь и положить. В детях обязательно нужно поддерживать веру в чудо, в волшебство.

— Подарки внукам уже приготовили?

— Конечно. Но говорить какие, не буду. Дед Мороз еще не прилетел (улыбается).

— Наверняка ваша супруга хорошо готовит, а в Новый год старается особенно…

— Готовит, вы правы, хорошо, достаточно посмотреть на мою весовую категорию (смеется). Я тоже, случается, встаю к плите. Сам делаю пельмени…

— В смысле — лепите?

— И леплю, и фарш готовлю. Умею и люблю делать шашлык на открытом огне. Рыбу горячего копчения. Опять-таки на природе, в коптильне, со стружечкой. Лучше всего для этого подходит судачок или окунек, на худой конец подлещик. Но в последние годы с новогодним столом это не связано. Мы становимся не моложе, а старше и тяжелую пищу на ночь стараемся не есть. Что-нибудь легкое, из морепродуктов. Но легкое не значит скромное! Мы строго следуем принципу: «Как встретишь Новый год, так его и проведешь», поэтому всегда, даже когда в магазинах было пусто, старались, чтобы стол в семье Поруновых был разнообразным и хлебосольным.

— Каким же будет новогодний тост от председателя Гордумы?

— Здесь я не буду оригинальным. Хотелось бы поднять бокал за наши общие успехи. Потому что успехи каждого жителя Екатеринбурга идут в копилку развития всего города. Читателям газеты «Вечерний Екатеринбург» хотелось бы сказать: выпьем за оптимизм и удачу! В удачу я действительно верю, в отличие от многих других вещей. Она присутствует как в спорте, так и в жизни.

— Ну, за удачу! Беседу вела Надежда Баяндина ("Вечерний Екатеринбург")

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus