Понедельник 5 Декабрь 2016, 21:32
Дороги почти свободны
Главная страница > Новости > Интервью > Леонид Хабаров: у каждого свой афганский дневник

Леонид Хабаров: у каждого свой афганский дневник

14 февраля 2009 13:22

15 февраля наша страна отметила 15-ю годовщину вывода советских войск с территории Афганистана. Длилась та война 2 238 дней и унесла более 15 тысяч жизней, 11 тысяч наших сограждан стали инвалидами, более 300 пропали без вести, и среди не вернувшихся 240 уральцев.

Скорбный список пополнился уже новыми именами. Ведь в ходе конфликтов на Северном Кавказе погибло в последующие годы еще 450 наших земляков. Всем им в эти дни в уральской столице отдают дань памяти.

Среди тех, кому повезло вернуться с афганской войны живым, полковник, начальник института военно-технического образования и безопасности УГТУ-УПИ Леонид Хабаров.

- Леонид Васильевич, пройдя по этажам института в поисках вашего кабинета, не могла не отметить, что практически каждой из кафедр присвоено звание Героев либо Советского Союза, либо России.

- Это на самом деле так. Все эти яркие личности - бывшие студенты и преподаватели УПИ, а также мои коллеги по институту военно-технического образования. Большая часть ведущих здесь преподавание офицеров - участники боевых действий в Афганистане или в других горячих точках. В канун отмечаемой даты мы соберемся все вместе сначала у памятника погибшим воинам около УГТУ-УПИ, затем возложим цветы к подножию «Черного тюльпана». На его скрижалях высечено немало имен людей, ставших для нас родными на полях сражений.

- Люди зрелого возраста хорошо помнят, сколько было в обществе споров о том, нужно ли было нашей стране ввязываться в эту непонятную войну.

- Я человек военный и приказы командования не привык обсуждать. Могу лишь отметить, что из собственного опыта общения с простыми гражданами Афганистана вынес убеждение: нужна в тот момент была внешняя сила, способная прекратить междоусобицу. В стране, обладающей несметными природными богатствами, в том числе изумрудами, редкоземельными металлами, идет постоянная межклановая борьба за власть, за право всем этим распоряжаться. Ушли мы, освободившееся место тут же заняла Америка. Об этом нам напоминали сами афганцы, с которыми довелось встретиться еще раз около трех недель назад.

Я побывал в этой стране в составе делегации бывших воинов-интернационалистов по приглашению Министерства иностранных дел и был немало удивлен тем, что построенные в те годы руками наших солдат мосты, тоннели служат людям до сих пор. За что нас и благодарили, в том числе и бывшие противники.

- Известно, что вы оказались в Афганистане в числе первых.

- Это на самом деле так. Сразу после окончания Рязанского военного училища я был направлен в Туркестанский военный округ. Поначалу тянул лямку командира взвода разведки в Фергане, затем командовал десантно-штурмовым батальоном в Чирчике. Жили с женой Антониной в военном городке, где появились на свет сначала Виталий, а тремя годами позже Димка. Супруга при малых детях еще и работать ухитрялась на местном заводе метрологом. Потому, может, и виду не показывала, как тяжело ей было меня провожать на очередные зимние сборы. Правда, насколько затянется эта разлука, я и сам не мог предположить.

В конце ноября 1979 года нас подняли по тревоге и вывезли в район аэродрома Какойты. От него до границы с Афганистаном, как говорится, рукой подать. В течение месяца тренировки шли и днем, и ночью. А буквально накануне марш-броска бойцам выдали теплую одежду. Стало понятно, что двинем, видимо, в горы. Так оно и получилось. 25-го ночью стало известно, что через сутки нам предстоит взять город Саланг на территории ДРА. А расположен он за 450 верст от границы.

К слову, достигли мы этой точки за два часа до намеченного срока и без единой потери. Противник нас попросту не заметил - большую часть пути преодолели под покровом темноты. Благодаря тактически верному ходу взяли без шума под контроль перевал и выставили охрану тоннеля. Если бы противник его уничтожил, нам бы туго пришлось. А тут такая эйфория - взяли сложнейший объект, можно сказать, голыми руками. Веселились от души, слыша по радио, как ТАСС яростно опровергает просочившуюся в западные СМИ информацию о том, что советские войска вошли на территорию Афганистана. И только примерно через сутки руководство нашей страны признало этот факт.

- Получилась, как показывают войну в западных фильмах, поначалу чуть ли не большая прогулка.

- На такое определение тянет разве что этот эпизод. Кровушки с той и с другой стороны пролилось немало. Хотя при встречах сегодня мои сослуживцы-десантники с улыбкой вспоминают и свой первый бой. Один из офицеров «долинного» подразделения, тогда еще не особо пуганый, пошел проверить посты. В это же время с гребня высокой горы начал спускаться передовой душманский отряд. Не растерявшись, офицер скинул свой бушлат. Его примеру последовали и четверо стоящих на постах десантников. Получилась в результате неожиданная мощная психическая атака на противника: вид людей в полосатых тельняшках, в этих краях невиданных, заставил не менее шестидесяти душманов сначала сгрудиться, а затем пуститься в бегство. Я, конечно, за товарищей порадовался, но, будучи командиром батальона, не мог не устроить подчиненным серьезную выволочку. Жизнь ведь не раз показала, что подобные просчеты война прощает все же редко.

В связи с этим не могу не рассказать еще об одном, теперь уже трагическом эпизоде первых дней. На перевал пришло сообщение, что душманы окружили малочисленный гарнизон, находящийся в долине. Связь прервалась, и я послал туда на подмогу технику, бойцов, врача. Просился вниз с горы и сержант Анатолий Никитонов, поскольку там уже был его брат-близнец Владимир. Участвовать в операции вместо него доверил другому сержанту Юрию Зобнину. Я знал, что он спокойный, выдержанный, а это в сражении немаловажно.

И на самом деле, эти его качества пригодились в том первом бою. Ребята, еще толком не обстрелянные, попали в окружение. Пулеметы и автоматы противника били по ним в упор. Но, несмотря на почти вышедшую из строя от столкновения со скалой орудийную башню, не спасовали. Без их поддержки нашим боевым товарищам, сражавшимся внизу, было бы не выстоять. Но они вышли все же победителями из этой переделки. А вот Володя Никитонов погиб.

Мои товарищи вспоминать свое первое серьезное «крещение» не любят, говорят, что могли тогда «сработать» и лучше. Но опыт ведения сражений пришел со временем.

- Известно, что и вы тоже не избежали серьезных ранений.

- Меня крепко зацепило в первый раз в восьмидесятом году в Панджшерской долине. В условиях полевого госпиталя оказать необходимую помощь было невозможно, сразу увезли на вертушке в Кабул. По гроб жизни благодарен медикам за то, что им удалось спасти мне руку. Лечение продолжил сначала в Ташкенте, потом в Москве. Вспоминаю теперь, что в те первые годы войны наш батальон был своего рода пожарной командой. Только за девять месяцев похоронили четырех его командиров. Не могу не назвать начштаба Сережу Козлова. За мужество ему было присвоено звание Героя Советского Союза - посмертно.

Я же, пока лечился, поступил в академию имени Фрунзе и закончил ее, успел послужить в родной части. А через четыре года вернулся в Афганистан, как говорили бойцы - «за речку». На этот раз в должности начальника штаба десантно-штурмовой бригады. Но и эта моя командировка на войну закончилась через десять месяцев. Во время боя подстреленная противником наша БМД свалилась в глубокое ущелье. С тех пор шучу, что половину службы провел в горах, половину в гипсе.

Получилось, что 15 февраля 1989 года мне не довелось быть в числе тех, кто возвращался с той войны домой. В отличие от моих товарищей, я уже знал, как непросто вписаться в новые реалии жизни в неузнаваемо изменившейся стране. Ведь вдали от Родины наши солдаты и офицеры проявляли не только лучшие профессиональные, но и человеческие качества - стойкость и мужество, самопожертвование и готовность всегда прийти на помощь. А с экранов телевизоров чаще говорили о том, что надо быть индивидуалистом, расталкивать других локтями. И если бы не было нашего воинского братства, думаю, выстояли бы в этой жизни далеко не все. Потому приятно осознавать, что среди нас много успешных людей, продолжающих с честью выполнять свой гражданский долг. И не бросающих в беде увечных и раненых, а также семьи погибших.

- Вы уже два десятка лет работаете с молодежью. Она, нынешняя, воспитанная в новое время, способна повторить опыт отцов.

- Вполне. Только с ней надо работать. Человек - это ведь до определенного возраста глина, из которой можно вылепить что угодно. Жаль, когда она попадает не в те руки.

- А как сложилась судьба у ваших сыновей?

- Виталий и Дмитрий, как говорится, с молоком матери впитали уважение и любовь к военной профессии. Оба окончили мое родное Рязанское десантное училище. Участвовали в военных операциях на Кавказе, были тяжело ранены. Старший сегодня продолжает службу в Еланских лагерях. А вот Дмитрий ушел на гражданку, трудится по приобретенной в вузе специальности. Но мы, как и все, кто прошел дорогами войны, понимаем друг друга с полуслова.

Беседу вела Любовь Минина («Уральский рабочий»)



Ключевые слова: афганистан, леонид хабаров

Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus