Четверг 8 Декабрь 2016, 05:09
На дорогах свободно
Главная страница > Новости > Интервью > Гарик Харламов: Хочешь рассмешить бога?!

Гарик Харламов: Хочешь рассмешить бога?!

20 марта 2009 08:34

Шестой сезон Comedy Club радует нас своими шутками. И сколько бы ни ругали подобный формат за шутки «ниже пояса», юмор резидентов клуба собирает полные залы и занимает верхние строчки в рейтингах телевизионных передач. Самый яркий резидент клуба — Гарик Бульдог Харламов. Себя он называет человеком с «тяжелой судьбой и легким поведением». Он не любит загадывать и строить планы на жизнь. Получает удовольствие от текущего момента. И никогда не лезет за словом в карман.


— Гарик, чего ждать от нового сезона Comedy Club?


— Новых шуток, конечно, чего же еще? Все в отличной форме, все рвутся в бой. Поэтому Comedy Club продолжается. Из нового… у нас будут приглашенные звезды. Не в смысле приглашенные посмеяться, а в смысле поучаствовать.


— Ну кто, например?


— Вот в самое ближайшее время Сосо Павлиашвили…


— Как ты представляешь себе развитие ситуации с юмором?


— Я думаю, с юмором у нас все будет замечательно. В стране кризис, людям хочется отвлечься от неприятностей, хочется посмеяться. Даже если это «пир во время чумы», надо постараться сделать этот юмор позитивным. Как бы ни было плохо, всегда найдутся смешные вещи, над которыми можно и нужно смеяться.


— Значит, кризис никак не сказался на тебе?


— Лично у меня прибавилось работы. Единственная статья, которую я сократил,— это личное время. Вот его мне катастрофически не хватает.


— Когда вы начинали, предполагали, сколько просуществует Comedy Club?


— Когда начинали, думали, что это будет один сезон. После первых передач предположили: может быть, год или два. Сейчас идет шестой сезон. Значит, шесть лет мы уже отмахали, и наш товар востребован. Поэтому я не знаю, сколько. Ну еще год или два. Я терпеть не могу загадывать, планировать… Мне сразу скучно становится. Знаете, как говорят: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах».


— А ты уже и Бога хочешь рассмешить? Ты человек верующий?


— Это сложный вопрос. Я безусловно верующий. Но я посты не соблюдаю, в церковь не хожу…


— Ты сочувствующий…


— Я на пути к Богу.


— Какой грех тебе особенно отвратителен?


— Уныние. И когда ты еще им всех заражаешь и отнимаешь у людей силы жить. Шутка, юмор, они ведь действительно жить помогают. У меня были такие времена, что если бы я не относился к своим неудачам с юмором и самоиронией, то просто загнулся бы от отчаяния.


— Ты изучал природу юмора?


— Мне это было не интересно. Практика всегда интереснее теории.


— Но Фрейда-то читал о происхождении юмора?


— Фрейда читал. Мне самому всегда было интересно, как появляются удачные шутки. Ведь есть же балагуры, над которыми не смеются. Или смеются, а потом пытаются пересказать, и не смешно. Или кто-то шутит-шутит, и не смешно, а по жизни что-то ляпнет, и все только об этом говорят.


— И к какому выводу ты пришел?


— Юмор — штука конъюктурная, он меняется в зависимости от ситуации. Сегодня на одну тему шутим, завтра — на другую. И сегодня вчерашний юмор уже не актуален. Но чтобы постоянно шутить, мозги должны быть особым образом заточены. Надо же увидеть это смешное. То, что видит Мартиросян, я могу не увидеть. Или Саша Рева. Мы все смеемся по-разному. Мы друг друга заводим. Почему юмористам сегодня тяжело? Репертуарные шутки не актуальны. Юморист всегда зависим от автора. А мы и авторы, и исполнители, у нас всегда свежие шутки. Поэтому у нас нет конкурентов. Шоу «Бла-бла» закрыли — они единственные работали в нашем формате.


— Что сейчас тебе кажется смешным?


— Сама жизнь. Она и подкидывает сюжеты. Ничего смешнее того, что подбрасывает жизнь, не придумаешь, а ты мгновенно оцениваешь, будет это смешно или нет, как это сделать смешным.


— Как складываются все ваши трио или дуэты?


— Стихийно. У нас никто никого не принуждает. Вот, например, у нас с Гариком Мартиросяном все готово, а у Саши Ревы с Тимуром Каштаном еще нет, мы им заготовку отдаем. Или нам нужен третий, тогда Сашу или Тимура зовем.


— У вас с Мартиросяном шоу двух Гариков…


— А приехал весь клуб? Так? Были свободны, вот и приехали. Кое-кто даже за свой счет. У нас, кстати, народ легкий на подъем.


— У тебя есть авторитеты в юморе?


— Хм…хм, наверное, есть. Дайте подумать… Аркадий Райкин. Мне нравится, когда шутят с серьезным лицом. Или с непроницаемым. Я до сих пор смотрю с удовольствием. Удивительно, что его шутки не утратили актуальности. Хотя шутки — скоропортящийся товар.


— А как ты относишься к Петросяну?


— С пониманием. Это шутки моего детства, хотя я даже в детстве над ними не смеялся. Я завидую его работоспособности. Это, конечно, не наш формат, но кто-то же его смотрит.


— Очень многие критикуют Comedy Club, как ты относишься к критике?


— Адекватно. Если эта критика подкреплена аргументами, то позитивно. Если по принципу — «сам дурак», то плохо отношусь.


— В кино ты женился, а в жизни?


— А в жизни у меня есть любимая девушка — Юлия. Мы вместе уже четыре года. Для меня это большой срок, поверьте. Год назад вместе купили квартиру. Целый год ее обставляли и ремонтировали. Хорошо успели до кризиса. И как взрослые серьезные люди запланировали детскую комнату. Благодаря сестренкам-близняшкам, у меня появился небольшой родительский опыт. Я про детишек знаю все. Думаю, я буду не очень строгим отцом.


— Сколько им сейчас?


— Девять. Они замечательные. Мне постоянно хочется их баловать. Мама даже ругает меня за это. Считает, что они из меня веревки вьют. Они обожают меня. Когда я прихожу, они повисают на мне, как груши. И с Юлькой у них хорошие отношения. Для меня это тоже было важно.


— Как Юлия относится к твоему частому отсутствию?


— Сейчас уже легче. Она человек домашний, не тусовочный. Она понимает, что это работа. Я тоже человек домашний, предпочитаю уединиться с компьютером. Это не значит, что я не общителен. Просто я устаю от общения. Надо быть сумасшедшим, чтобы постоянно веселиться и шутить. Для меня юмор — это работа. Я, конечно, могу пошутить над друзьями, когда есть настроение. А иногда просто остановиться не могу. В нашей компании, кстати, шучу обычно, я. На Юле шутки не пробую. Не эффективно.


— Юля создает уют…


— А я зарабатываю деньги. Я по природе добытчик. Люблю, чтобы в доме все было. И по-настоящему отдыхаю только дома, где не нужно ничего изображать, а просто быть самим собой.


— Что бы ты стал делать, если бы вдруг остался без работы?


— Я с трудом представляю себя без работы, но… в первую очередь отоспался бы. Я сплю по три-четыре часа в сутки и хронически не высыпаюсь. Вся творческая жизнь проистекает ночью. Ночью в Москве пробок нет. Это такое счастье, потому что я от пробок зверею. И всегда опаздываю.


— Ну вот ты бы отоспался, а дальше что?


— Стал бы думать, что делать. Я никакой работы не боюсь. Я официантом был и сотовые телефоны продавал. Просто хочется получать деньги и заниматься тем, что нравится. Заниматься чем-то просто ради денег не хочу. И не мыслю себя вне Comedy Club.


— Вадик Галыгин больше не резидент?


— Уже два года. И Родригез, и Таир. Но от этого наши отношения не прекратились. Мы просто реже видимся. У него много работы, у меня тоже.


— Как ты оцениваешь его фильм?


— Как я могу оценивать фильм моего друга? Я рад за него. Что-то у него получилось, что-то — нет. Но я знаю, что он будет продолжать.


— А ты?


— Буду ли я снимать кино? Обязательно. Я сейчас пишу сценарий.


— Что это будет? «Самый лучший фильм-3»?


— Возможно, это будет даже не комедия. Но я уже говорил, я не строю планов. Я делаю то, что мне интересно каждый день. И мне хочется работать с удвоенной энергией. Потому что сегодня у меня столько замечательных возможностей, что приходится себя немножко останавливать.


— У вас в каждом городе резиденты Comedy Club, что ты посоветуешь начинающим?


— Главное — получать удовольствие от того, что ты делаешь. Юмор, как вторая натура, он если есть, все равно вылезет и даст о себе знать. Если нет, то, как ни старайся, не будет смешно. И начинать надо с себя — не бояться быть смешным, смеяться над собой громче всех. Лично я так от комплексов избавлялся.


— У тебя это пошло из семьи?


— У меня дед был большой шутник. И у родителей с чувством юмора все в порядке. Я сам с детства любил смешить, устраивал целые представления с переодеваниями, бабушку подключал. Мне повезло, я не сталкивался со злыми шутками. Надо мной маленьким никогда зло не шутили. Поэтому я не боялся быть смешным. А сейчас тем более. Да, я счастлив, когда люди просто улыбаются, а когда смеются подавно.


Беседу вела Ксения Никифорова («Уральский рабочий»)



Комментариев пока нет Написать?
 

Главные новости

Система Orphus