Четверг 21 Январь 2021, 22:48
Местами затруднения
Главная страница > Официально > Открытая студия. Екатеринбург

Открытая студия. Екатеринбург Выпуск от 20 июня 2011 с Александром Высокинским

Вопрос: Сначала мы попросим вас позвонить и высказаться по главной теме сегодняшней программы. А говорить мы будем о развитии Екатеринбурга, о стратегии его развития. Нам интересно, вы считаете наш город третьей столицей России или нет? Такова тема нашего интерактивного голосования. Александр Геннадьевич, как вы ответите на этот вопрос? Ответ
Ответ: Наверно, все-таки можно говорить о том, что Екатеринбург является столицей, Екатеринбург является столицей средней части страны. Сегодня пришло понимание того, что развивать нашу огромную страну только из Москвы достаточно неэффективно. Приходит понимание, что нужны точки развития регионов, такие как Екатеринбург, Новосибирск и те города, которые расположены на Дальнем Востоке.
Вопрос: Многих горожан интересует, почему в свое время не предприняли никаких действий и не застолбили это название: третья столица? Ответ
Ответ: Вы можете говорить все, что угодно, главное – это дело. В первую очередь, мы отличаемся показателями социально-экономического развития. По основной массе этих показателей Екатеринбург лучший среди городов-миллионников. Это такие показатели, как заработная плата – самый высокий показатель, это показатель по строительству жилья, это показатель по инвестициям, розничный товарооборот. Немного субъектов в РФ имеют такой товарооборот как один город Екатеринбург. Поэтому называть можно как угодно, есть определенные точки и показатели, по которым это сравнивается.
Вопрос: Каким бы ни было страшным для восприятия слово «стратегия» (сразу начинаешь представлять что-то заумное), нем не менее давайте по некоторым точкам пройдемся. У нас в порядке вещей, что каждую неделю проходит информация о том, что Екатеринбург попал в тот или иной престижный рейтинг. Но так не может быть вечно. Что городская власть предпринимает? Ответ
Ответ: Стратегия – это как раз тот механизм, который позволяет объединить в себе все слои городского сообщества – общественность, власть бизнес. Мы должны четко понимать, какая программа действий будет у власти, какая программа действия будет у бизнеса, и с этой же точки зрения смотрят общественные организации в стратегическом плане. Это некий документ городского общественного согласия, который консолидирует все эти мнения. И он является инструментом, на базе которого все договариваются. Если документа нет, получается «лебедь, рак и щука». Уходит достаточно большое количество времени на доказывание, кто более умный, более правильный. Сегодня все эти вопросы в Екатеринбурге сняты. Этот процесс пошел. И мы живем, мы развиваемся по тому стратегическому плану, который разрабатывался в 2000-е годы. В 2003 году он был принят. В 2010 году мы его актуализировали. Сегодня находимся на стадии актуализации стратегических проектов, когда смотрим совершенно конкретные вещи.
Вопрос: Нет ощущения, что лебедь, рак и щука остаются в той сфере, которую мы называем бизнесом? Все равно, если бизнесмены вкладывают деньги, они преследуют свою цель. У этого человека, у этой структуры должна быть выгода. А город тогда как? Ответ
Ответ: Что такое бюджетные деньги? Есть деньги, которые мы тратим на развитие. Есть деньги, которые мы тратим на текущее содержание, наши постоянные расходы. Когда мы планируем бюджет развития, что мы можем заложить в развитие? Весь бюджет можно потратить на социальные программы – проесть деньги. И дальше мы не получаем выхода этих денег в новые проекты, и в увеличение бюджетных доходов. Соответственно, мы говорим, что часть денег идет на социальные программы, часть денег идет на развитие. Предположим, строим мы дорогу. Берем, предположим, ул. Щербакова. Вдоль ул. Щербакова, когда она будет полностью построена, пойдет развитие города, потому что это будет удобная транспортная развязка. Точно также транспортная развязка на Репина, точно также другие транспортны развязки и коммуникации. Мы развиваем общественный транспорт. Мы развиваем отдаленные территории. 15-20 лет назад уезжать жить в какую-то отдаленную территорию, которая сегодня уже фактически отдаленной не является, будь то поселки Садовый, Малый Исток или что-то еще, было не очень комфортно, потому что не было развития городских коммуникаций. Сегодня люди строят коттеджи, едут и в этих районах уже живут. Бюджет выступает как катализатор. Мы вкладываем бюджетные деньги в точки роста, куда сегодня бизнес вкладывать не готов, будь то строительство дорог, строительство инфраструктуры, сетей и т.д. И получаем на вложенные деньги 3-4 рубля денег частных инвестиций. Возьмите Московский тракт. Только вышли, начали осваивать, построилась Мега, Икеа , построились другие крупные супермаркеты, магазины, точки развития бизнеса…

Ведущий: И на этом останавливаться не будут.

Высокинский А.Г.: Останавливаться не будут. Это будет все расти. Посчитайте количество рабочих мест, сколько людей там работает, посчитайте количество налогов, которые сегодня платятся, и мы получаем мультикативный эффект, когда город получает дополнительные доходы от своих вложений, вкладывает это опять же в социальное развитие. У нас больше средств получается на ремонт и реконструкцию детских садов и т.д.
Вопрос: Если говорить конкретно о Стратегическом плане. С 2003 года прошло достаточно много времени, жизнь на месте не стоит. Что сегодня актуально, от чего пришлось отказаться, и на что делаете ставку? Ответ
Ответ: Надо сказать, что в принципе те приоритеты, которые были обозначены в 2003 году, они на 90 с лишним процентов сохранены. Вопрос в том, что за эти 10 лет очень далеко ушли технологии. Был у нас такой проект «Телефон для всех». И мы предполагали, что к 15 году мы выполним программу телефонизации, когда каждый сможет себе поставить телефон домой. Сегодня сотовая связь и информационные технологии развились на столько, что уже эту пару, которую в народе называют «лапша», ее домой никто и не тянет. Уже тянут интернет, уже тянут все новые технологии. Сам-то по себе проект выполнен, потому что сотовая емкость позволяет обслуживать всех жителей город, и тем более, стационарные телефоны. У меня дома стационарного телефона и нет. Я использую только сотовый.

Ведущий: И соответственно, какие-то новые направления.

Высокинский А.Г.: Есть новые направления. Это развитие интернет-коммуникаций, это развитие работы с населением через интернет с использованием социальных сетей, новых технологий, которые сегодня предоставляют информационные технологии. Мы поменяли технологии строительства некоторых транспортных развязок. Мы будем отказываться от сборного железобетона. Будем выходить на монолит. Это более продуктивные технологии. Будем говорить в самом Стратегическом проекте о реконструкции тех инженерных коммуникаций уже новыми технологиями, когда используются неразрушающие методы восстановления сетей, что для горожан более позитивно – мы не раскапываем траншеи. То есть за 10 лет изменилось достаточно большое количество технологий. Естественно, этим технологиям нужно соответствовать. А основные стратегические цели остались.
Вопрос: Вопрос от телезрителя. Аркадий пытается сравнить стратплан с плановой экономикой СССР. Насколько корректно такое сравнение? Ответ
Ответ: Аркадий Михайлович в свое время говорил на эту тему. Планы социально-экономического развития советских времен не предполагали, что население участвует в принятии решений, что нужно построить на этой территории. Решение принимало государство. Государство принимало решение, здесь будет построен завод. После этого из деревень привозили людей и говорили, здесь они будут жить, здесь они будут учиться, развлекаться. Получился следующий момент. Мало того, что мы всегда строили соцсферу по вторичному принципу, т.е. первое – это промышленное развитие, а соцсфера уже потом. Именно поэтому мы получили развитие таким образом, что у нас у каждого завода были свои детские садики, свои школы, свои дома культуры и т.д. Мы пришли к тому, что оборонщики жили получше, другая промышленность жила похуже, служащие притыкались в промышленные предприятия, куда можно было ребенка пристроить, что-то еще. Но самое главное, при подобном подходе человек рассматривается как производственный ресурс, не как самоценность – человеческая жизнь, судьба, семья и т.д., человек рассматривается как некий производственный ресурс – нам нужно столько-то человеческих жизней, чтобы выпустить атомную бомбу, приемлемые затраты, неприемлемые затраты и т.д. И вот эта часть сегодня ушла. Мы рассматриваем Стратегический план как механизм, где можно совместить интересы людей. Сегодня очень сложно будет объяснить жителям Уралмаша, почему частный завод УЗТМ поставит домну на его территории. Они этого уже не допустят. Или другие экологически грязные производства. Хотя это нужно стране. Но люди здесь живут. Они теряют здоровье из-за того, что портится экология и все, что с этим связано. Второй момент, Стратегический план разрабатывался как первичный документ для формирования Генерального плана. Генеральный план являлся градостроительным обеспечением стратегии. Третий момент, в отличие от плана социально-экономического развития, у нас появился целый раздел развития гражданского общества и местного самоуправления. Именно там пересечены проекты, которые мы называем поведенческим и поселенческим. Поселенческий проект – это как нам с вами сделать так, чтобы в подъезде было чисто, сделать там ремонт. А потом нужно сделать так, чтобы там, на стенах не рисовали. Это проект поведенческий. Люди должны привыкать к развитию инфраструктуры, к развитию родного города, и относиться к нему, как некоему своему. Должно быть неприлично оставлять бутылку пива на перекрестке. Есть у нас отдельные экземпляры. Должно быть неудобно рисовать на стенке у себя же в подъезде. Такая бравада у нас была. Стеклянные остановки у нас били, а потом привыкли. Сейчас к ним уже все относятся хорошо. Если мы завтра будем ставить железные, нам население скажет, что же вы делаете. Вот это называет развитие инфраструктуры и общества на территории города.
Вопрос: Вопрос задает Владимир. Если мы стремимся стать третьей столицей, почему уровень жизни в Москве выше, чем в Екатеринбурге? Ответ
Ответ: Сегодня действительно есть определенный дисбаланс. Он отмечается по сравнению с крупными городами. Как пример. Есть такой показатель, как бюджетная обеспеченность на одного человека. Этот показатель – это все бюджетные деньги, которые у нас с вами есть, разделить на количество людей. Мы получаем некую сумму. Сегодня в Екатеринбурге эта сумма порядка 20 тыс рублей, а в Москве – эта сумма порядка 100 тыс рублей. Примерно такое же отношение у С.-Петербурга к нам. У других городов-миллионников этот показатель еще хуже, чем у нас. Хотя последнее время Челябинск по бюджетной обеспеченности даже вырос. Там губернатор разово вложил порядка 5,5 млрд в ремонт дорог. У них естественно бюджетная обеспеченность подросла. Если мы тратим на одного гражданина в год 20 тысяч, а Москва тратит 100, то в 5 раз мы меньше денег тратим на благоустройство, в 5 раз меньше денег тратим на детские садики, в 5 раз меньше денег тратим на здравоохранение и т.д., и т.д. Это, безусловно, неверно. Учитывая, что цены на ГСМ по всей стране одинаковые. Цены на уборочную технику одинаковые. Но когда мы с вами посмотрим то, что творится на территории области, у нас есть муниципальные образования, в которых бюджетная обеспеченность 5-8 тыс рублей. И нам говорят, посмотрите, вы же живете лучше, чем в области. Это не подход. Сегодня мы выходим на федеральный центр. Об этом говорил президент на экономическом форуме, что должен быть принят минимальный стандарт бюджетной обеспеченности на территории этой страны, чтобы цвет волос жителей города Москва и жителей поселения Пелым не отличался. Естественно, Екатеринбург, обладая фактически такой же инфраструктурой как в Москве, он не может ее содержать так же качественно, потому что просто денег в 5 раз меньше. Можно приводить разные примеры. Сегодня есть такая позиция, в том числе, и в СМИ, когда говорят, чиновники все разворовали. Есть у нас такое, когда нечего объяснить. Давайте посмотрим цифры. Сегодня над этой проблемой нужно работать, чтобы и граждане города понимали, что сегодня мы пока отстаем. Мы не говорим, что нужно забрать деньги у Москвы и отдать нам. Бороться нужно за то, чтобы не было бедных. С этой проблемой нужно разбираться. Мы будем выходить на уровень полпредства, на уровень правительства, для того чтобы можно было это уравновесить. Сегодня дисбаланс большой.
Вопрос: Вы упомянули экономический форум, на котором выступал Президент. Он говорил о децентрализации, о передаче полномочий муниципалитетам. Екатеринбургу сегодня каких полномочий не хватает? Ответ
Ответ: Последнее время у нас была тенденция, когда полномочия с муниципалитетов уходили на уровень субъектов. Происходит это потому, что на уровне законодательства страны муниципальное образование с численностью 10 тысяч человек и муниципальное образование город Екатеринбург в 1,5 миллиона они законодательно уравнены. И сегодня государственная власть, глядя, что происходит на местах, у нас в области, в других областях, они говорят, здесь нужно, чтобы занималось государство, они не справляются. И происходит некая передача полномочий с уровня муниципального, на уровень государственный. В Советском Союзе пробовали, чтобы государство занималось всем. Руки до многих проблем не доходили. Пошли на децентрализацию. Мы передали соцсферу, мы передали многие другие моменты, хотя считаем, что на уровне крупных городов, и об этом, как раз, говорил Владимир Владимирович Путин, было мероприятие Народного фронта, и лидер партии говорил о том, что сегодня нужно прийти к тому, что крупные города, если они могут содержать инфраструктуру, социальные проблемы, в том числе, здравоохранение, сегодня идет интересная дискуссия, где будет городское здравоохранение города Екатеринбурга, где ему будет лучше. Мы считаем, что передача на уровень субъекта, когда передается все здравоохранение по Свердловской области, для малых муниципальных образований – это лучше, они подымутся, для города Екатеринбурга – усреднение, для нас это будет понижение уровня. Поэтому мы сегодня ходатайствуем за то, чтобы это осталось в городе. Мы будем этим заниматься. И я думаю, что уровень услуг будет достойный.
Вопрос: Видеовопрос: Здравствуйте, меня зовут Дарья, я студентка УрФУ. Сейчас в Екатеринбурге ведется корректировка стратегических проектов. Хотелось бы знать, как молодежь может принять участие в этом процессе и выразить свою позицию по поводу социально-экономического развития? Ответ
Ответ: По поводу стратегических проектов и в целом разработки стратегического плана. Проект этот открытый. Мы понимаем, что невозможно разработать Стратегический план какой-то группой разработчиков и после этого положить его на полку. Проект должен разрабатываться с учетом мнений всех горожан. Есть такая структура, как Программный совет. Есть трансляции в интернете. Любой гражданин города сегодня может прийти на заседание Программного совета, оно открытое, задать те вопросы, какие есть, либо через те средства электронной коммуникации нашего портала задать вопросы письменно, получить ответ. И если необходимо, подойти в Комитет стратегического планирования для тех или иных консультаций. Цель всей этой работы такова, что Стратегический план действительно носил имя документа общественного согласия, и каждый гражданин мог понимать логику, с которой этот документ делается.
Вопрос: Телезрители спрашивают, будут ли в Екатеринбурге сносить пятиэтажки как в Москве? Ответ
Ответ: По поводу бюджетной обеспеченности мы с вами говорили. Если бы у нас была такая бюджетная обеспеченность, как в Москве, мы бы уже наверно начали 5-этажки сносить, но я думаю, что этот процесс не за горами. Нужно эти зоны, там, где большое количество 5-этажных домов, их нужно будет реконструировать.
Вопрос: Много вопросов от автомобилистов. Они говорят, что много дорог в прошлом году было отремонтировано. Судя по тому, сколько перекрестков и участков закрыто сейчас, вроде не меньше денег дали. Так ли это? Ответ
Ответ: Денег получилось чуть меньше. Мы деньги перенаправили на программу реконструкции дворов. Это приоритет этого года. Хотя накал финансирования по строительству дорог мы не снижаем. Нам для того чтобы все было красиво, нужно ремонтировать процентов 10. Но если мы перекроем все дороги, ездить будет невозможно. Это также как артерии в организме. Поэтому здесь мы соотносим те деньги, которые можем выделить и те возможности, которые у нас есть. Сегодня одновременно перекрыть Ленина и Малышева на ремонт – просто взять и остановить всю центральную часть города. Даже если будут деньги, это сделать невозможно. Поэтому выбираются точки, так чтобы и движение не остановить и ремонт произвести.
Вопрос: Константин Алексеевич говорит, что давно не слышно про проект «Большой Екатеринбург»… Ответ
Ответ: Проект развивается. Он отнюдь не умер. Идут консультации специалистов. Оценивается среда, оценивается развитие социальной сферы всех городов перед тем, как действительно подходить к решению – агломерация, объединение и т.д. Нам многое нужно будет объяснять, в том числе, и гражданам города, почему мы начинаем вкладывать деньги нашего бюджета, не сносим, предположим, 5-этажки и не строим развязки, мы начинаем строить детские сады в близлежащих городах. Поэтому там большое количество вопросов. Проект обсуждается. Он не умер. Я думаю, что у него будущее есть.
Вопрос: Как Вы объясните нашим зрителям, зачем нужно объединяться или как-то сотрудничать с Челябинском? Вы эту идею озвучивали на форуме «Стратегия Екатеринбурга 2020». Мы же далеко очень: все-таки 200 километров... Ответ
Ответ: Как далеко? 200 километров – это не так далеко. На хорошей машине эта трасса при некотором превышении скорости проходится за 2.20-2.30. 70 километров от нас – это коттеджные поселки наши. 70 километров от Челябинска – это коттеджные поселки Челябинска. Осталось неосвоенных 60 километров. Необходимо было бы построить большой транспортный терминал на Транссибе. Развивать эту зону может быть, когда аэропорт Кольцово превысит свои возможности. Построить там большой аэропорт типа Франкфурта-на-Майне. Если нас соединить скоростным поездом, который будет 300 км/ч лететь, то сел, выпил чашку кофе, вышел уже в Челябинске. Коммуникация двух городов резко усилится. Платежеспособный спрос двух миллионных городов гораздо больше в коммуликативном эффекте. Поэтому я думаю, что это перспективное направление. Может быть, не сейчас. Может быть, наши дети.
Вопрос: Ольга Николаевна спрашивает, когда будет развиваться микрорайон Эльмаш? Ответ
Ответ: По микрорайону Эльмаш, Уралмаш. Главная проблема этих микрорайонов была мощность Северных очистных сооружений. Там просто были проблемы со стоками. Некуда были эти стоки сливать. Сегодня эта проблема решена благодаря инвестиционной программе Водоканала. И вы видите, что на Эльмаше бурно пошло новое строительство. Те дома, которые сегодня нуждаются в реконструкции, а может быть выгоднее уже сносить, это перспектива достаточно ближайшего будущего. Это лет 5-8. Мы к этому делу приступим.
Вопрос: Наша программа подходит к концу. Подведем итоги интерактивного голосования. Напомню, мы сегодня спрашивали, считаете ли вы Екатеринбург третьей столицей России. Итоги получаются интересными, практически одинаковое количество зрителей сказали да и нет. Как Вы такие предпочтения горожан прокомментируете? Ответ
Ответ: Мы делали вместе с журналом «Форбс» достаточно большие исследования. Это было в другой прессе. При 1-2 месте по большинству показателей социально-экономического развития города. Если нас будут сравнивать с Челябинском, у нас первое, шестое, седьмое место среди десятимиллионных городов. Население города, к сожалению, находится на 7-м месте по оценке качества жизни. Было 2 предложения. Взять автобус и съездить посмотреть. Ну, и соответственно, больше работать с населением, разъяснять, рассказывать. Это нужно делать, это нужно показывать. Как Вы знаете, пресса достаточно много может. Пиар-агентства много могут. Мы прошли не простые времена. Рассчитываем, что сейчас наши отношения с областью будут развиваться позитивно, поэтому такого выброса на горожан, что у нас все плохо, уже не будет, и прибавится любовь к городу.
Вернуться с списку программ "Открытая студия"

Главные новости