Четверг 21 Январь 2021, 22:31
Местами затруднения
Главная страница > Продолжение интервью А.М.Чернецкого журналу Деловой квартал

Продолжение интервью А.М.Чернецкого журналу Деловой квартал

Договориться с властью

Свердловская облдума рассматривает законопроект о государственно-частном партнерстве (ГЧП). Он по замыслу авторов поможет вовлечь бизнес в строительство инфраструктуры и позволит привлекать средства из инвестиционного фонда, которым управляет Минрегионразвития. Чиновники полагают, что ГЧП можно распространить и на строительство дорог, которых региону недостает.

Обычно упоминают два примера государственно-частного партнерства - Центральный стадион и район Академический. Что еще можно сделать с помощью ГЧП?

- Хорошее слово ГЧП, на совещании можно сказать со смаком. Но давайте разделим понятия. Бывают просто коммерчески выгодные проекты, при том что у бизнеса есть определенные соглашения с властью. Пример - ТРЦ «Гринвич». Подземный переход на ул. Радищева, прокладку сетей под ул. Вайнера и организацию пешеходной зоны собственники «Малышева-73» делали за свой счет. Это ГЧП? Наверное, нет, ибо доминирует интерес бизнеса - подземный переход приводит людей прямо в торговый центр. Без паркинга и пешеходной зоны интерес к объекту упадет.
Поэтому, говоря о ГЧП, мы имеем в виду, что такой проект не укладывается в традиционную бизнес-схему, но в итоге приносит частной структуре сопутствующие дивиденды (инфраструктурные, имиджевые) и решает проблему территорий. Вот «Ренова» пока еще ничего не получила - львиная доля квартир продана Минобороны. Ценовые тиски там очень жесткие. Но, заселив дома, компания оживила район. Это важно, так как продавать жилье посреди леса очень сложно. А туда, где живут люди, поедут и те, кто будет покупать квартиры на открытом рынке. Поэтому ГЧП требует высокой ответственности и со стороны бизнеса (при отсутствии сиюминутного коммерческого интереса), и со стороны власти, которая должна поддерживать мотивацию бизнеса.

По-вашему, возможно ГЧП в сфере строительства дорог?

- Закон разрешает делать дорогу платной, если есть бесплатный аналог. А новые платные строить можно. Когда мы говорим об абстрактных подходах, все сходится. Но если посчитать, в какую сумму обойдется дорожное строительство, каким должен быть тариф за проезд и сколько народу будет ездить, выгода окажется сомнительной. Если бы экономика складывалась, частные структуры шуровали бы платные дороги, только бы пыль столбом стояла.

В Екатеринбурге есть Кольцовский тракт и есть альтернативная возможность добраться в аэропорт. Почему бы не сделать тракт платным: трафик понятный, платежеспособный спрос высокий. Передать его частному инвестору, а он за это проложит другие дороги.

- Мы такой вариант не прорабатывали. На коротком участке в 5-7 км делать платную дорогу, на мой взгляд, смысла нет. А того, кто это сделает, тут же поднимут на вилы.

Недавно появились проекты, связанные с концессией водопровода и теплосетей города: придут инвесторы, которые вложат деньги и начнут стричь купоны. Что вы об этом думаете?

- Мы часто падки до каких-то звонких идей. В 1994 г., когда начинались приватизационные дела, я сказал (в городе это прозвучало как некая установка): «Результаты работы предприятий, особенно крупных, зависят скорее от качества управления, нежели от формы собственности. Поэтому не теряйте голову и не пытайтесь все приватизировать».

Был случай. В начале 2000-х гг. из Москвы ко мне послали гонца - предлагали большую сумму денег за то, чтобы я отдал в управление екатеринбургский «Водоканал». Прибыл молодой мальчонка, я у него спрашиваю: «Почему ты считаешь, что вы будете управлять лучше?» Ответ был простой: «Потому что мы - бизнесмены, а вы - государственная структура». Я сказал: «Ты в детский садик ходил, когда я управлял 20-тысячным коллективом. Если бы я не знал человека, который тебя прислал, разговаривал бы с тобой иначе. А так - просто иди» Но это не значит, что я против концессии как прогрессивной формы управления. Я против кампанейщины. Если мне дадут расчеты и я увижу - приходит структура со своими источниками денег, которая готова финансировать все технические мероприятия (а это десятки миллиардов рублей) и не забирается по самый локоть в карман жителям, тогда нет вопросов - давайте сотрудничать.

Только не надо говорить, что весь мир работает на концессии, - объясните, как это будет работать у нас. А не можете - до свидания.

А претендентов, которые сейчас хотят взять в концессию «Водоканал», кто прислал?

- Кроме разговоров «давайте отдадим в концессию», я ничего не слышал.

Губернатор говорил, что решение принято.

- Имен раньше времени не засвечивают. Похоже, это просто попытка зондировать почву.

Есть шанс найти компанию-партнера для проектов, связанных с переработкой мусора? Сообщения о них появляются регулярно, а потом ничего не происходит.

- Плохо с такими компаниями. Быструю отдачу дает только сортировка отходов - бумаги, стекла, пластика и т. д. Под это дело желающие находятся. А дальше остается самая затратная часть - переработка «хвостов», которые никто не сортирует. Что с ними делать - закапывать просто так? Нет смысла. Сжигать? Там серьезные вопросы, связанные с очистными сооружениями. Биогазы получать? Тоже большие траты. И так далее. Город готов отдать переработку мусора частной структуре только в комплексе, взяв на себя обязательства выделить площадку под завод (и на веки вечные обеспечить его мусором). Плюс гарантия, что полученная при переработке энергия будет принята в общую систему. Но желающих пока нет, а ждать их невозможно. Город уже начал строить сортировку сам. Если завтра найдется серьезный инвестор - муниципалитет войдет в инвестпроект своей долей. Если нет - будет пробиваться своими силами. Екатеринбургу не привыкать.

Беседу вел Екатерина Стихина (Деловой квартал)


Главные новости